ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ
ДЕНЬ ЗА ДНЕМ
КУРСЫ ВАЛЮТ
"СЕЙЧАС СКАЖУ!"
РЕКОМЕНДУЕМ
ГАЗЕТА
ДЛЯ ДОМА, СЕМЬИ
И ЛИЧНО ДЛЯ ВАС

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 19 за 10 октября, 2017 г.:

Нет осенней хандре!
Вопросы-ответы о пенсии.
Работы на даче в октябре.
Воспитание детей без крика.
Как расставаться красиво?
ПОЛЕЗНАЯ
ГАЗЕТА
О ЖИВОТНЫХ

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 10, октябрь, 2017 г.:

Увеличиваем яйценоскость кур.
Всё о домашних индюках.
Составляем рацион для свиней.
Как собаки видят наш мир?
Определяем возраст кошки.
Радости и гадости нашего городка
Зверьё моё

МУЖЧИНА+ЛЮБОВЬ+ПРЕДАННОСТЬ.
ТАКОЕ СОВМЕСТИМО?

 

Новизна ощущений захватывала. За окном автобуса огромное озеро. Аня в свои двадцать лет впервые едет так далеко, поэтому прильнула к окну: все ново, интересно, просматриваются отмели озера и более синие глубинные места.  Почему вода в озере синяя? Оттого, что в ней небо отражается? Большая часть Нарочи мелководье?

 

Сашка позвонил: «Скучаю! Приезжай на выходные. У нас здесь озера  сказочной красоты!». Вот Петровна, золотой человек, и отпустила Аню с обеда: «Едь к мужу, голубка, завтра суббота. Раз зовет, едь. Пока молодые, радуйтесь жизни!».

 

Они поженились и год прожили на Анину зарплату. Петровна это знала и подкидывала ей подработку, сочувствовала. Сашка был студентом и, чтобы не быть на иждивении жены,  на каникулах рванул на заработки.   

 

У маленького вокзальчика стоял пыльный грузовик. Саша чмокнул ее в щечку, и в секунду она оказалась в кузове среди  загорелых улыбающихся ребят. Ветер трепал волосы, а воздух был  совершенно другим: свежим, до звона прозрачным. Чумазые до чертиков ребята пахли потом и зноем и хвалили местные озера: «На рыбалку поедем, сама увидишь! Молодец, что приехала!». 

 

Машина миновала лесок, поле, деревенскую улицу и остановилась у школы, где жили «шабашники». В спортивном зале — ряд кроватей и два канцелярских стола. Перетащили две кровати в другой угол и повесили занавеску. Получилась отдельная комната. Поужинали, за приезд гостьи выпили по рюмочке.

 

Саша с Аней пошли прогуляться за село. Звезды, запах  разнотравья, стрекот кузнечиков располагали. Рассыпались Анины бусы в сене, и звезды стали свидетелями  зарождения новой жизни.

 

Утром ребята ушли на работу. Аня постирала их рубахи и полотенца, помыла полы и поставила букет на столик. Ее глаза светились, жизнь благоволила и раскрывала ей свои краски. Покрутилась у зеркала, поправила волосы и пошла вдоль улицы, здороваясь со всеми встречными, она знала —  в деревне так принято. В два часа они встречались у местной  столовой, где парни обедали.  Вскоре подъехал грузовик, и они пошли к столу.  «Щи да каша — пища наша, — изрек Витек, — Ох, завидую тебе, Сашок!».  Балагур Витек  сел рядом с Аней и стал рассказывать ей анекдоты, а Саша помалкивал и слушал. Сотрудницы столовой полюбопытствовали,  к кому она приехала. «К нам», — был дружный ответ.

 

Саша не разговаривал с ней в столовой, так получалось, что он шел где-то позади, а с ней балагурил Витек.  Вечером они прогулялись по берегу озера. Саша молчал — устал, ее сердце сжалось от жалости: «Как он старается для семьи». От темной до черноты  воды в  свете звезд исходил таинственный блеск. Аня, городская жительница, была в восторге от ярких звезд, которых не видно в городе, от тишины и запаха трав.

 

В воскресенье они выехали на рыбалку до рассвета. Какое это божественное великолепие — встречать рассвет на озере. Тающий в первых  лучах солнца туман,  белые-белые лилии  и чистая  до невидимости  вода. Даже на 15-метровой глубине каждый камешек как на ладони.

 

«Как хорошо в этом благодатном краю, —  подумала Аня, —  только Саша какой-то отчужденный». Наловили рыбы, сварили уху, посидели у костра, а наутро Аню отправляли к автобусу все на том же разбитом грузовичке. Сашка неуклюже чмокнул ее  в щеку и отступил назад.

 

Ребята дружно приглашали ее приезжать еще, махали рукой. Машина тронулась, Аня почувствовала, что защекотало в уголках глаз. У обочины увидела двух девушек. У одной густая шевелюра светлых волос  до плеч, ее взгляд заставил Аню вздрогнуть и врезался в память.

 

Снова она смотрела в окно автобуса. Рассвет на озере был позади, завтра рабочий день, Петровна будет расспрашивать, как съездила. Вдруг вспомнила изучающий и пронизывающий взгляд незнакомки. Стало  тяжело на сердце. 

 

А вот и родной город.  Аня взялась за  проем двери кабины, а потом отпустила руку и прыгнула со ступеньки. Обручальное кольцо зацепилось за обшивку, и его сорвало,  чуть не сломав палец. Куда оно отлетело, было трудно сказать. Водитель помог Ане сантиметр за сантиметром обследовать траву у дороги. Кольцо не нашли.

 

«Ох, плохая примета потерять обручальное, — охала Петровна. – Береги  семью. А палец цел?» «Опух  и поцарапан, — ответила Аня». «И то слава Богу, что не оторвало», — вздохнула Петровна.

 

Через несколько дней  Аня почувствовала недомогание, и спустя некоторое время стало  ясно — она ждет ребенка. На радостях поделилась новостью с золовкой Чесей. Она с ней часто советовалась. Рассудительная и добрая Чеся обрадовалась: «Поздравляю! Саша будет рад, он любит детей. С моей  Эллочкой всегда играл. Представляешь, Эллочка в пять лет заявила, что дядя Саша будет хорошим отцом».  Аня представила, как обрадуется  ребенку Саша, и ей даже легче стало, однако беременность протекало тяжело.

 

Вернулся Сашка,  вошел  гоголем, сказал: «Что-то ты совсем  зеленая, болеешь, что ли? Собирайся, едем к Генику (его брату) отметим приезд». Собираясь, Аня чувствовала оценивающий взгляд мужа, невольно ежилась. Их встретили радушно. Чеся стала собирать на стол и шепнула Ане: «Еще не сказала?».

 

Аня вышла с ней на кухню: «Нет. Какой-то злой приехал!». «Потерпи сегодня. Через пару дней остепенится, — посоветовала Чеся, — мужики, когда у них деньги появляются, дуреют. По-своему знаю, а у них — одна кровь». Сашка поставил на стол коньяк: «Ну,  брат, я приехал с деньгами! И возвращаюсь туда обратно». 

 

Сашка пил коньяк, пьянел и хвастал, что возвращается, станет богатым, короче, он «герой» — вот сколько заработал. Аня слушала, было странно и даже страшно,  это был совсем не тот мужчина, который клялся ей в вечной любви. Подумала о той девушке, которая стояла у дороги и жадно вглядывалась в ее лицо. Интуитивно почувствовала: все, что происходит, связано с ней. 

 

«Тебе же закончить учебу нужно», — сказала Аня. И тут произошло то, чего никто не ожидал, а  Аня  даже в страшном сне не могла представить. «Закрой рот! — остатки коньяка с Сашиной рюмки полетели ей в лицо. — Я с тобой развожусь и возвращаюсь, меня там ждут. А тебе за то, что год жил за твой счет, вот…». И пачка денег полетела в Аню. У нее перехватило дыхание и внутри  заледенело. А потом волной обожгла  обида. Побледневшая Чеся стала вытирать Аню: «Саша, ты что?». Она  такого не ожидала.

 

Генка схватил брата за грудки: «Ты что творишь?».  «Пусть едет, — остановила его Аня, —  а деньги я возьму, мне они сейчас  нужны будут». Даже представить себе невозможно, что творилось в ее душе, когда она поднимала эти деньги с пола. Аккуратно сложила их в стопочку: «Я беру деньги, считай, что со мной рассчитался». 

 

Как ей хотелось швырнуть эти деньги ему в лицо и хлестать по щекам. А потом убежать на край света, чтобы ничего этого не видеть и не слышать. «Ужас, просто ужас», — вертелось у нее в голове. Сделать такой жест! Показать свою гордость и уйти без денег – заманчиво, красиво. А за что она будет снимать квартиру, кормить дитя? Сказать ему о ребенке? Ну, нет. Если не нужна она — значит не нужен и ребенок. Она вспомнила его фразу, что дети нужны мужчине, пока жена нужна.

 

В отчаянии она шла по темной улице с деньгами в сумочке — в отчаянии, которое может понять только брошенная женщина. Люди думают, что могут понять все, главное, чтобы им доступно это объяснили. Но нет, отчаяние брошенной женщины может понять только брошенная женщина.

 

Беспросветное одиночество смело все чувства и ощущения и заполнило душу пустотой. Одна в этом городе, в жизни, во вселенной. И неизвестно, что бы она сейчас натворила, если бы не эта   новая хрупкая жизнь, зародившаяся в ней. 

 

Девять остановок пешком по спящему городу — было время подумать. Теперь она точно знала: он возвращается к той, которая стояла на обочине деревенской улицы. Но почему он так груб с ней? Ведь в том, что он полюбил другую, нет ее вины.  Остаток ночи она  проплакала в подушку.

 

Сашка вернулся утром: «Прости», — сказал он. Она сбросила его руку со своих плеч. «Прости», — снова сказал он. «Наверное, Чеся сказала, что я беременна», — догадалась Аня. «Я не хочу тебя видеть. Твои деньги в тумбочке, можешь забрать», — сказала она и вышла. На работу пришла потерянной.

 

Петровна сразу уловила перемену: «Что случилось?..». Узнав причину, сказала: «Прости и забудь, как будто никогда этого и не было. Мужик там был один, ну, подвернулась баба.  Видишь, какая цепкая, не поглядела, что  жена приехала! Не оставлять же из-за этого ребенка без отца! Все они…».  После работы Аня долго бродила по городу,  сидела в парке, прокручивала свою жизнь.

 

Ей очень хотелось его простить, но разве может быть все по-прежнему? Предал один раз, предаст и во второй. Позвонила Чеся, посоветовала: «Потерпи. Женская доля…». Возможно, будь у нее богатые родители, проблема решилась бы проще, во всяком  случае с жильем и питанием для ребенка. И тогда бы она точно к нему не вернулась.

 

Но реальность совсем другая, и как ей поступить сейчас, чтобы не ошибиться и не каяться потом?

 

Валентина

БЫСТРИМОВИЧ.



Комментарии к статье

Лариса (Санкт-Петербург)

06.06.2015 21:23

Спасибо большое, великолепный рассказ, очень жизненный.

Имя:


Город:


Комментарий:

Внимание! Комментарий появится на сайте после прохождения модерации.


© Общество с ограниченной ответственностью "Газета "ВЕЧЕРНИЙ МОГИЛЕВ". УНП 700008922.
Юридический адрес: 212030, г. Могилев, ул. Первомайская, 89. Телефон 32-71-16.
Свидетельство о государственной регистрации № 800. Выдано Министерством информации Республики Беларусь 24.11.2009г.
Все права защищены. Использование информации допускается только со ссылкой на источник.

Создание сайта Yanina Protskaya