ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ
ДЕНЬ ЗА ДНЕМ
КУРСЫ ВАЛЮТ
"СЕЙЧАС СКАЖУ!"

ТОТ ПРАВ,
У КОГО БОЛЬШЕ ПРАВ?..

Последняя декада октября выдалась дождливой, холодной, а однажды ночью даже выпал первый снег, укрыв сырую землю огромным белым покрывалом. Правда, уже утром он начал постепенно таять, поскольку температура воздуха с нулевой отметки поднялась до 5 градусов тепла, потом пошел дождь, и часа через два снега почти нигде не осталось. Только в низинных местах на асфальте кое-где образовались лужи.

 

Недавний порывистый ветер тоже заметно поутих, серое небо начало медленно светлеть, освобождая плененное тучами солнце, но ему так и не удалось этого сделать.

 

Ближе к полудню мы с женой решили сходить в православный храм, отнести туда поминальную записку, ибо завтра по православному календарю — Димитриевская родительская суббота, а у нас в этот день еще и семейный праздник — день рождения моей супруги. Так что лучше не откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня.

 

Людей в храме почти не было, поэтому долго не задержались, а когда, не торопясь, возвращались домой, моей благоверной вдруг захотелось посетить недавно начавший работать обувной частный магазин на втором этаже универмага. Посетили, а радости не испытали. Как и везде, цены явно не соответствуют зарплатам и пенсиям простых людей.

 

Когда вышли оттуда на улицу, небесные хляби неожиданно разверзлись сильным дождем. Пришлось стать под навесной козырек торгового объекта, чтобы переждать холодный небесный душ.

 

Минуты через три к нам присоединились еще две женщины, тоже вышедшие из универмага. Одну из них моя Андреевна узнала, хотя не виделись много лет. Разговорились, начали вспоминать одноклассников, школьных товарищей, интересоваться одна у другой здоровьем своих матерей, которые некогда вместе трудились на местном перерабатывающем предприятии, но давным-давно потеряли всякие связи. Да и не мудрено. Матери Елены уже 90 лет, а матери моей супруги — почти столько же. Но обе долгожительницы еще крепятся, особо не нуждаются в посторонней помощи.

 

Сильный дождь почти перестал поливать наш небольшой город, и мы уже вчетвером продолжили свой путь. Потом спутница Елены, распрощавшись, пошла в другую сторону, а нам предстояло некоторое время шагать вместе дальше. Женщины увлеченно разговаривали,  я же невольно слушал их жизненные откровения. Неожиданно Елена смолкла, а потом, немного помолчав, сказала: «Знаешь, Тома, совсем недавно со мной произошел случай, о котором и говорить не хочется, но тебе расскажу».

 

Такое признание, конечно же, заинтриговало, и я тоже приготовился внимательно слушать ее исповедь. А попутчица неспешно повела разговор о том, как недавно возвращалась из магазина от Привокзальной площади с покупками домой в сторону улицы Гагарина, когда ее неожиданно окликнула из стоящего у обочины дороги неприметного автомобиля женщина в милицейской форме и, не выходя из салона, начала обвинять в том, что та нарушила правила дорожного движения, перейдя дорогу в неположенном месте.

 

Пешеход, конечно же, удивилась, поскольку не только она, но и все проживающие в округе люди постоянно переходят ее вблизи установленных  дорожных знаков, дающих людям право на переход. А вот так называемой «зебры» на самой дороге почему-то нет, хотя должна быть  обязательно. Об этом и сказала блюстителю порядка, однако та даже бровью не повела, принялась составлять протокол.

 

Изумленная женщина, не ожидавшая такого поворота дела, начала  оправдываться, просить не делать этого и не оштрафовывать, пожалеть в конце концов пенсионерку, попавшую в такой непредвиденный переплет впервые.

 

Молодой офицер милиции, по возрасту годящийся ей в дочери, а, может, и во внучки, продолжала писать дальше, успокаивая при этом, что скоро ее позовут на заседание комиссии в отдел внутренних дел райисполкома, вот там и надо будет говорить подобные слова. Милиционеры ведь тоже люди, поймут и войдут в положение ветерана труда. На том и разошлись.

 

На комиссию в ОВД районного исполнительного комитета томившуюся в ожидании женщину вызвали недели через две. Явилась к указанному времени. Удивилась, что пройти теперь мимо дежурной части туда, куда тебе надо, как это было раньше, уже нельзя. Необходимо сначала сообщить дежурному о своем прибытии, показать, что у тебя лежит в карманах и в сумочке, а потом взять у него ключ да положить свои вещи в одну из свободных ячеек расположенной напротив камеры хранения. И ждать. Ждать до тех пор, пока к тебе не придет нужный сотрудник милиции. Тогда дежурный с помощью специального прибора обследует тебя на предмет обнаружения возможно спрятанного, запрещенного для проноса с собой устройства, если такое имеется, и только потом идти вслед за сотрудником милиции в нужный кабинет.

 

Для меня услышанная информация была не нова. Недавно тоже пришлось посетить по одному житейскому вопросу наш райотдел милиции и, откровенно говоря, был озадачен такой внедренной технической оснащенностью, какой раньше действительно здесь не было и в помине. Только, как мне кажется, молодым, обученным, крепким и к тому же вооруженным  огнестрельным оружием,  спецсредствами парням она вовсе не нужна. Все это лишние, причем значительные, бюджетные финансовые затраты, которые очень необходимы в каком-нибудь другом месте, только не здесь. Обходятся же ведь без подобных излишеств закрытые специальные учреждения типа  детских садов, школ, больниц. И ничего. Но это мое личное, субъективное мнение. Высокому начальству виднее, куда тратить деньги налогоплательщиков, наши с вами деньги, хотя обсудить, посоветоваться с народом в таких случаях не помешало бы.

 

Но продолжим начатый серьезный разговор о пешеходе, оказавшемся в затруднительном положении. Так вот, привели его на комиссию, а там уже сидят — ожидают аж пять человек. И начали воспитывать. По всему было видно, что  снисхождения не последует. Тем более, когда  даже не представившаяся в момент «задержания» две недели назад офицер заявила, что выдала ей тогда для ознакомления на руки копию протокола, хотя на самом деле ничего не давала.

 

Когда опешившая от такого бессовестного вранья пенсионерка начала доказывать обратное, то быстро об этом пожалела. Остановившая ее тогда представительница правоохранительных органов,  остальные присутствующие сослуживцы, члены комиссии, дружно и напористо продолжили «воспитание», длившееся более двух часов (!) и закончившееся штрафом в одну базовую величину.        

 

Обрадованная таким исходом заседания женщина, зная, что могло быть и хуже, мало ли что силовики могли, по ее словам, незаметно подложить, как это теперь часто показывают в криминальных сериалах, поспешила домой как можно быстрее. В доме сразу же села за компьютер, чтобы узнать, какое же административное наказание предусмотрено за инкриминируемое нарушение ПДД, какое предъявили ей. Нашла. Оказалось, что штрафовать было не обязательно, можно было вынести на первый раз и предупреждение. Так нет, наказали по максимуму.

 

Мужу, воевавшему в Афганистане, потерпевшая о случившемся ничего не сказала. Зная его принципиальный, справедливый характер, не захотела нервировать. А 23 деноминированных рубля пусть будут на лекарство тому, кто сознательно поставил законопослушного, порядочного человека в подобное дурацкое положение, — так и подытожила нам.

 

Рассказанная пострадавшей пенсионеркой история меня не удивила, а возмутила. Для провинциального Быхова это давно не новость. Подобную историю я уже однажды слышал от быховчанки Татьяны К., о чем потом написал в «Вечерку», и вот опять… А ведь еще несколько лет назад подобный милицейский произвол случился и со мной, когда, проезжая на служебном автомобиле по улице Красноармейской, за рулем которого был не я сам, а водитель, возле здания районного Центра гигигиены и эпидемиологии машину вдруг остановил местный госавтоинспектор. И сразу обвинил в том, что я не пристегнут ремнем безопасности. Начал было доказывать служивому обратное, убедительно говорить ему, что отстегнул ремень только сейчас, когда машина уже остановилась, чтобы выйти из нее, но мои слова, на тот момент слова главного редактора местной газеты, члена исполкома и депутата райсовета, отскакивали от него словно горох от стенки. И только вмешательство тогдашнего руководства райисполкома положило конец этому даже не произволу, а самому настоящему правовому беспределу.

 

Получается, что к лучшему ничего не меняется, все остается по-прежнему. Только кому и зачем это надо? Простым людям, разумеется, нет. Они лишь морально и материально страдают от тех, кто сознательно и умышленно опустошает их и без того тощие кошельки.

 

Николай ЛЕВЧЕНКО.


Комментарии к статье


Имя:


Город:


Комментарий:

Внимание! Комментарий появится на сайте после прохождения модерации.


© Общество с ограниченной ответственностью "Газета "ВЕЧЕРНИЙ МОГИЛЕВ". УНП 700008922.
Юридический адрес: 212030, г. Могилев, ул. Первомайская, 89. Телефон 32-71-16.
Свидетельство о государственной регистрации № 800. Выдано Министерством информации Республики Беларусь 24.11.2009г.
Все права защищены. Использование информации допускается только со ссылкой на источник.

Создание сайта Yanina Protskaya