ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ
ДЕНЬ ЗА ДНЕМ
КУРСЫ ВАЛЮТ
"СЕЙЧАС СКАЖУ!"
РЕКОМЕНДУЕМ
ГАЗЕТА
ДЛЯ ДОМА, СЕМЬИ
И ЛИЧНО ДЛЯ ВАС

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 21 за 14 ноября, 2017 г.:

Когда нельзя много спать?
Если задерживают зарплату...
Лучший подарок любимым.
О христианских добродетелях.
Учимся восхищаться мужьями.
ПОЛЕЗНАЯ
ГАЗЕТА
О ЖИВОТНЫХ

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 11, ноябрь, 2017 г.:

Зачем животным хвоя?
Если у лошади — хромота...
Приучаем кота к туалету.
Уход за морской свинкой.
О содержании гусей.
Такие мысли...

* * * Не нужно додумывать слишком много. Так вы создаете проблемы, которых изначально не было. Фридрих Ницше.

* * * Жить так, как вы хотите, — это не эгоизм. Эгоизм — это когда другие должны думать и жить так, как вы хотите. Оскар Уайльд.

* * * Когда глаза устремлены в небо, в них отражается небо. Когда смотрят на болото — отражается болото. Наш выбор в том, куда глаза обратить. Д. Емец.

* * * Когда человек не знает, к какой пристани он держит путь, для него ни один ветер не будет попутным. Луций Анней Сенека.

* * * То, что Вы можете воспринимать спокойно, больше не управляет Вами. Конфуций.

* * * Давно уже отмечено умными людьми, что счастье — как здоровье: когда оно налицо, его не замечаешь. Но когда пройдут годы, — как вспоминаешь о счастье, о, как вспоминаешь! Михаил Булгаков.

* * * Реклама — средство заставить людей нуждаться в том, о чем они раньше не слыхали. Мартти Ларни.

* * * Жизнь любого занята завтрашним днем. Люди не живут, а собираются жить. Сенека (младший).

* * * Когда одна дверь счастья закрывается, открывается другая; но мы часто не замечаем ее, уставившись взглядом в закрытую дверь. Хелен Келлер.

СТАВКА
НА СЛАБЫХ?

Даже в первом классе я не участвовал в школьной олимпиаде, потому что жутко, панически боялся «потерять лицо», то бишь не победить. Хотя способности у меня были в некоторых науках выше среднего. Природа моих страхов, как я сейчас понимаю, была родом из семьи. У меня очень успешные папа и мама. Они и сейчас производят впечатление молодых и полных бодрости людей (обоим уже за шестьдесят). А в те годы они прямо-таки генерировали силу. Думаю, их обоюдная энергия могла запитать маленький поселок.

 

Они, мне кажется, были успешны и оптимистичны всегда, «ржали» с утра до вечера надо всем, в эпоху дефицита имели миллион связей, неплохо зарабатывали, не страдали никакими «выпуклыми» комплексами. Папа и мама были у меня стоматологи, и до смешного здоровые люди: оба баскетбольного роста, оба в модных джинсах, оба с голливудскими улыбками и с крупными, белее белого зубами.

 

Наверное, хотел им подражать, но задача эта была мне не по силенкам. Достаточно сказать, что был я коренастый и низкорослый, к семи годам в каждом зубе имел пломбу, смеяться над трудностями не умел, природным очарованием не обладал. С рождения записал себя в слабое звено, даже не рыпался. Я боялся как огня всяческих соревнований. В классе дружил с «ботаником» рахитического сложения. Может, чтобы хоть на его фоне быть как бы лучше?

 

А вот в шестом классе я дружил с самым крутым мальчиком в параллели. Мальчик этот, по которому сохли все наши девчонки, заболел какой-то сложной ортопедической хворью. Перешел на домашнее обучение и лежал дома в гипсу от пяток до талии. Я пошел к нему домой по школьному поручению и стал бывать регулярно. У нас оказалось море общих тем. Мы весьма весело и позитивно проводили время. Но… Через полгода выяснилось, что его не от того лечили и в гипсовый панцирь его больше заковывать не нужно. Он вернулся в класс, и постепенно наша дружба сошла на нет. Я  «вернулся» к своему другу-ботанику.

 

Самое интересное, что не он, успешный и красивый мальчик, стал причиной разрыва нашей дружбы. Совсем наоборот. Как только он стал сильным, подвижным и независимым от болезни, я ощутил прямо-таки физическое нежелание играть с ним. Мне хотелось поскорее спрятаться от конкуренции.

 

Мой страх перед успешными и красивыми рос, как снежный ком. Я  внушал себе, что мне нравятся только маленькие, робкие и некрасивые девочки, с очками в толстой оправе, желательно тихие троечницы. Если бы это было во мне благородное стремление поддерживать слабых, неуверенных созданий, то ладно, пусть его. Я же, признаюсь как на духу, глядел в них как в зеркало и видел себя, хотя бы на их фоне, мужественным, сильным, солидным.  Мне даже учителя нравились такие, знаете, мямли. Это которые бубнят себе под нос, галстук у них съехал на бок, а на груди их по привычке к рассеянности и внутренней погруженности можно увидеть все, что ели они на обед. Таким я даже пару раз рискнул дерзить.

 

Как только я сталкивался в жизни с мощной цельной успешной натурой, в голове мелькало из мультфильма «Маугли», когда удав Каа говорит таким замогильным голосом: «Подойдите ближе, бандерлоги…».

 

Это мое трусливое тяготение к натурам слабым, почти изгоям, крепло с годами и, наверное, не прошло бы никогда. Если бы не случай. Я лежал в больничной палате с пятью крепкими взрослыми  мужиками. Какой-то дальний зуб мой рос как-то неправильно и дал неожиданное осложнение. Родители положили меня к своим коллегам в челюстно-лицевое, взрослое, отделение. Сосед мой по больничной койке был маленького роста мужчина с широченными плечами. Имел он смешную внешность, маленькие глазки, приплюснутый нос. Пальцы его были короткие и красные, как сардельки, но ловко складывались в угрожающий кулак. Разговаривал со мной без скидок на возраст, особо не стесняясь в выражениях. Звали моего нового  друга Сергей Потапович. Оказалось, что он тренер по греко-римской борьбе. В общем, через какое-то время я стал заниматься борьбою. У Потапыча. Испытывал неземное удовольствие, едва входил в пропитанный потом душный зал. Впервые на моей памяти моему увлечению воспротивились родители. Или это впервые у меня прорезался громкий голос? Борьба, сказал папа, это неинтеллигентно, потом, из-за нее можно полностью изменить прикус и потерять зубы. Мне было плевать. Я вообще готов был жить без зубов, лишь бы каждый день ходить в зал. К Потапычу.

 

Видно, у  меня были природные данные. Я показывал неплохие результаты, меня хвалили, я побеждал других ребят. Я расправил крылья. Впервые я не чувствовал себя чахлым и слабым. Но …только до первых соревнований.

 

Стал я последним в своей возрастной группе на этой, кажется, школьной спартакиаде. После турнира не плакал, а выл, на награждение не остался. Назавтра на тренировку не явился. И вообще не ходил. Через две недели мне позвонил тренер, предложил прогуляться по парку. Сказал такие слова: «Быть слабым и побежденным не стыдно и не страшно. Стыдно проиграть без борьбы, страшно остаться слабым звеном навсегда. И к борьбе это не имеет никакого отношения». И я стал снова ходить в зал.

 

Сейчас я уже сам тренер. И знаю, что такие тренеры, как Потапыч — большая редкость, штучный товар. Я потом побеждал и проигрывал множество раз, плакал, залечивал раны, но снова приходил в зал. Постепенно перенес все это в обычную жизнь. Приобрел внутреннюю уверенность. А потом и внешнюю…

 

Я женат на красотке, она работает в вузе преподавателем.  Ноги от ушей плюс потрясающая язвительность и цинизм. Зовет меня «деревенщина» и «три слона» (ноги у  меня, знаете, мощные, слоновьи). Смеется до слез, когда я надеваю костюм и любимый галстук в горошек. На соревнованиях, когда выступают мои ребята, держит над головой табличку «Утки, вы победите!». Я счастлив. Я — НЕ СЛАБОЕ звено.

 

Алексей.


Комментарии к статье


Имя:


Город:


Комментарий:

Внимание! Комментарий появится на сайте после прохождения модерации.


© Общество с ограниченной ответственностью "Газета "ВЕЧЕРНИЙ МОГИЛЕВ". УНП 700008922.
Юридический адрес: 212030, г. Могилев, ул. Первомайская, 89. Телефон 32-71-16.
Свидетельство о государственной регистрации № 800. Выдано Министерством информации Республики Беларусь 24.11.2009г.
Все права защищены. Использование информации допускается только со ссылкой на источник.

Создание сайта Yanina Protskaya