ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ
ДЕНЬ ЗА ДНЕМ
КУРСЫ ВАЛЮТ
"СЕЙЧАС СКАЖУ!"
РЕКОМЕНДУЕМ
ГАЗЕТА
ДЛЯ ДОМА, СЕМЬИ
И ЛИЧНО ДЛЯ ВАС

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 21 за 14 ноября, 2017 г.:

Когда нельзя много спать?
Если задерживают зарплату...
Лучший подарок любимым.
О христианских добродетелях.
Учимся восхищаться мужьями.
ПОЛЕЗНАЯ
ГАЗЕТА
О ЖИВОТНЫХ

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 11, ноябрь, 2017 г.:

Зачем животным хвоя?
Если у лошади — хромота...
Приучаем кота к туалету.
Уход за морской свинкой.
О содержании гусей.
Такие мысли...

* * * Не нужно додумывать слишком много. Так вы создаете проблемы, которых изначально не было. Фридрих Ницше.

* * * Жить так, как вы хотите, — это не эгоизм. Эгоизм — это когда другие должны думать и жить так, как вы хотите. Оскар Уайльд.

* * * Когда глаза устремлены в небо, в них отражается небо. Когда смотрят на болото — отражается болото. Наш выбор в том, куда глаза обратить. Д. Емец.

* * * Когда человек не знает, к какой пристани он держит путь, для него ни один ветер не будет попутным. Луций Анней Сенека.

* * * То, что Вы можете воспринимать спокойно, больше не управляет Вами. Конфуций.

* * * Давно уже отмечено умными людьми, что счастье — как здоровье: когда оно налицо, его не замечаешь. Но когда пройдут годы, — как вспоминаешь о счастье, о, как вспоминаешь! Михаил Булгаков.

* * * Реклама — средство заставить людей нуждаться в том, о чем они раньше не слыхали. Мартти Ларни.

* * * Жизнь любого занята завтрашним днем. Люди не живут, а собираются жить. Сенека (младший).

* * * Когда одна дверь счастья закрывается, открывается другая; но мы часто не замечаем ее, уставившись взглядом в закрытую дверь. Хелен Келлер.

101-ЛЕТНЯЯ ЖЕНЩИНА:
«ЖИТЬ — ХОРОШО!»

Могилевчанка Вера Павловна РАЙКОВА , которая живет в старом частном доме, таком родовом гнезде, на окраине города вместе с младшим поколением семьи, 14 сентября отметит свое 101-летие. Она почти что не видит, перенесла три операции на глазах. Зато немного ходит и прекрасно помнит многие события, в том числе и из давней давнины, например, двадцатые годы прошедшего столетия.

 

Рассказывает она четко, с подробностями, и, кажется, в тысячный раз эмоционально переживает те эпизоды, о которых повествует. И радость маленькой девочки, которую растил один отец, от кухана — сухого блина, лепешки с прилипшим сахаром и маком — в качестве подарка из города. И тяжесть цинковых ведер-бидонов, в которых двенадцатилетняя Вера за копейки таскала воду рабочим, строившим железнодорожную ветку. И ледяной пол гестаповских застенков, и сваленные кулем полутрупы — такими в ее памяти приволакивали с допросов девушек-«десанток», как называет их Вера Павловна.

 

Ухоженная, аккуратная пожилая женщина с чистым высоким лбом и длинными пальцами, Вера Райкова кажется моложе своих ста с лишком лет. Сейчас она все больше времени проводит сидя или лежа, с котом Кузей на руках, который слушает ее рассказы и воспоминания. До последнего Вера Павловна любила читать Библию, черпала в ней силы и вкус к жизни. Говорит, что в церковь ходила с детства и с младых ногтей научена была спасаться от тягот земных в вере. Считает, что Господь уберег ее и от смерти в гестапо, и от волчицы, в логово которой случайно угодила.

 

Родилась Вера Павловна в далеком 1916 году в деревне Большая Боровка, что недалеко от Могилева. Мама ушла из жизни, когда девочке было три года. Сегодня 101-летняя пенсионерка говорит, что если бы ей предложили возвратиться в те лихие годины, послереволюционную неустроенность, голод и неразбериху, в жизнь в одном доме с папиными братьями и их семьями, ссорами двух невесток, то, наверное, не захотела бы. Она так и говорит всем,  в том числе и 13-летней правнучке Лизе, которая живет с ней в одном доме, как нынче хорошо, сытно, замечательно, необременительно. Безусловно, поколение, которое не жило в двадцатые и потом в военные и послевоенные годы, оценить по достоинству сегодняшние завоевания не может. А вот Вера Павловна, которой первые ботинки перепали лет в шесть, очень даже положительно оценивает счастливое сегодня.

 

— Те ботинки, — вспоминает она, — я очень любила. Обувать разрешалось по праздникам, и в праздничный день вставала засветло, еще спали все в хате, чтобы побыстрее ботиночки обуть.

 

Но в целом у сиротки-Веры было в прямом смысле босоногое детство, а зимой она носила лапти. Сама работать начала в двенадцать лет — подносила воду строителям железнодорожной ветки под Могилевом. Дальше продвигалось строительство — и дальше приходилось ходить Вере и таскать емкость с водой. Бывало, что и с десяток километров пробегала.

 

 — Паспорта еще у меня не было, — говорит она, — получала я копейки, но радовалась им безумно. Деньги все отдавала папе… А какая радость была, когда папа приедет из города, вынет из сумки кожаной кухан или конфету какую!

 

С теплотой, любовью говорит Вера Райкова о своем муже Николае Николаевиче, с которым прожила очень недолго. В первые дни войны за супругом — летчиком-инструктором в местном аэроклубе, зашли два человека в форме с красными нашивками: нужно было срочно перегнать самолеты с аэродрома в лес. Больше она его не видела. А погиб Николай Райков при исполнении задания в сентябре сорок третьего года. Стала Вера Павловна вдовой в неполные тридцать лет, с двумя детьми-мальчишками, и больше замуж не выходила. Говорит, что боялась: как дети примут, как новый глава семьи себя поведет. Тем более, что недолгую семейную жизнь с Колей была счастлива. “Красавцем, может, и не был, зато был добрый очень, — вспоминает она. — Вот украли у него сапоги хромовые. Он простил. А у меня жакетку увели, потом нашли вора, я простила. Мой свекор говорил, что мы двое удачно подобрались: можем на пару слепцов по улице водить. Это значит, что мы оба сердобольные, добрые…”

 

Младшему Пете было девять месяцев, когда забрали ее в гестапо. По случайности вышло: Вера нашла в поле бикфордов шнур, который приняла за веревку, и принесла домой, ведь в хозяйстве все пригодится. Спрятала под кровать, а тут в хату постучали фашисты. Старший сын от страха спрятался под ту же кровать. Начался обыск… Считает, что от смерти в застенках спасло ее не иначе как чудо. Когда эсэсовец заговорил на допросе, без перевода поняла, что судьба ее предрешена. Наблюдала, как полумертвых вносили в камеру девушек после допроса. Но повезло. Дней через десять ее отпустили, она нашла детей. Старшего забрал дедушка. А младшего, фактически грудного, искала по людям — его передавали “из рук в руки”.

 

Сыновья выросли хорошими, добрыми людьми, закончили вуз, работали конструкторами на автозаводе имени Кирова, с которого сама Вера Павловна ушла на пенсию. Сегодня и внук ее трудится на этом же предприятии. Сыновья были еще небольшими, когда Вера затеяла стройку. Закупала шлак, цемент, известь, строила долго, но живет в этом доме на Локомобильной с видом на Днепр по сию пору.

 

В послевоенное время случилось с Верой Павловной такое происшествие: пошла искать в лес дрова на растопку, да попала в землянку, где скрывалась волчица, которая делала набеги на соседние фермы. Она не сомневается, что ее спас сам Господь. “Вера — это всегда правда, всегда любовь, это самое дорогое,” — говорит пенсионерка.

 

В последнее время почти что 101-летняя могилевчанка жалуется на метеочувствительность. А вот в благоприятную погоду, рассказала ее правнучка, выходит на скамейку у дома, слушает мир. А мир слушает ее…

 

Татьяна АНДРЕЕВА.


Комментарии к статье


Имя:


Город:


Комментарий:

Внимание! Комментарий появится на сайте после прохождения модерации.


© Общество с ограниченной ответственностью "Газета "ВЕЧЕРНИЙ МОГИЛЕВ". УНП 700008922.
Юридический адрес: 212030, г. Могилев, ул. Первомайская, 89. Телефон 32-71-16.
Свидетельство о государственной регистрации № 800. Выдано Министерством информации Республики Беларусь 24.11.2009г.
Все права защищены. Использование информации допускается только со ссылкой на источник.

Создание сайта Yanina Protskaya