ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ
ДЕНЬ ЗА ДНЕМ
КУРСЫ ВАЛЮТ
"СЕЙЧАС СКАЖУ!"
РЕКОМЕНДУЕМ
ГАЗЕТА
ДЛЯ ДОМА, СЕМЬИ
И ЛИЧНО ДЛЯ ВАС

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 19 за 10 октября, 2017 г.:

Нет осенней хандре!
Вопросы-ответы о пенсии.
Работы на даче в октябре.
Воспитание детей без крика.
Как расставаться красиво?
ПОЛЕЗНАЯ
ГАЗЕТА
О ЖИВОТНЫХ

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 10, октябрь, 2017 г.:

Увеличиваем яйценоскость кур.
Всё о домашних индюках.
Составляем рацион для свиней.
Как собаки видят наш мир?
Определяем возраст кошки.
Радости и гадости нашего городка
Зверьё моё

РОКОВОЕ
ЧИСЛО 39

Мы приехали в военный санаторий в июне. Здесь все как в прежние времена. Здания те же, деревья те же, только мы поседевшие. Молодежь подалась на юга, а здесь в основном пенсионеры. Напротив нас за столиком пожилая семейная пара.  Мы представились, они назвали свои имена – Нина и Саша.Ей за семьдесят, а мужу шестьдесят восемь. Разница в возрасте около шести лет, он кругленький, гладенький, ни морщинки, а она сдала. Лицо, как печеное яблоко, заострились скулы, но аккуратненькая стрижка, прямая спинка, подтянутая. Чувствуется военная выправка. Так и оказалось, он майор, она «особистка».

 

Александр уговаривал жену съесть то одно, то другое. Она отказывалась, нервничала. Похоже, женщина долго болеет, а муж притерпелся к капризам. Они женаты уже сорок пять лет, а он за ней ухаживает, как в медовый месяц, как говорится, и в горе, и в радости.  Несколько дней общение шло на уровне светских разговоров. А потом она разговорилась.

 

«Хочу поправиться, — сказала она, — но не могу. Нужно пить два литра воды в день, это я тоже не могу, если много пью, жидкость в голове накапливается. Операции и два инсульта сказываются, вот и усыхаю. Инвалид первой группы. Когда, после операций, дали инвалидность, с работы пришлось уйти, — рассказывает. — А я жила работой.  Хотела отказаться от группы, но муж настоял.

Он меня долго  уговаривал, главный аргумент был – если что, как я без тебя буду? И я подумала — в самом деле, как он без меня будет?  Его вмиг облапошат.  Даже наш сын Сережа его по миру пустит. Сергея жена настроит,  и он у отца квартиру отсудит или уговорит продать, а деньги на прихоти жены пустит».

 

Я спросила: «У вас один сын?».

 

«Один и трое внуков, — ответила Нина. —  Было двое сыновей, остался один. Старший умер в 39 лет. В нашем роду число 39 роковое. Мой дед погиб в 39, на охоте кабан задрал. И отец умер в 39 лет.

Моя мама малярией болела, и долго детей у них не было, а потом родила нас пятерых друг за дружкой, все погодки. У меня два старших брата и две младшие сестры. Сестры в один год родились.

Жили мы в заводском поселке, отец был единственным кормильцем в семье. Работал много, тяжело.

После войны медленно разживались. Сарай построили, оставалось только крышу накрыть, корову отец буквально за три дня до смерти купил.

Соседка  где-то добыла костного жира и с матерью поделилась. Что это был за жир? Думаю, что с говяжьих костей — желтый, долго плавился на сковороде и сразу застывал. Нажарила она отцу картошки на том жире, он поел и стал задыхаться. Помню, встал из-за стола и голову в форточку, воздуха ему не хватало, а потом упал. Пока в больницу на самосвале везли, умер. Почему-то решили, что с сердцем плохо стало.

Мать готовилась к похоронам, а старший брат попросил: «Мама, пожарь и нам картошки на жире». Она и пожарила, мы все ели, кто больше, кто меньше. Матери сразу плохо стало, ее отвезли в больницу, почти без сознания. Только сказать успела врачу: «Детей заберите в больницу». 

Когда за нами приехали, то собирали нас уже без сознания в разных местах. Один брат в сарае лежал, второго в спальне нашли. А я и сестры лежали у стола на полу. Всех спасли.  Сестры дольше всех в больнице лежали, даже на похоронах отца не были. Его подвезли к окнам больницы и они через окно смотрели.

Мать была сильной женщиной, сама сарай накрыла, сена корове запасла и нас вырастила. Мы разъехались. Когда мама стала совсем старенькой, изменилась, стала робкой и тихой. Я забрала ее к себе, досматривала.  Брат в тридцать девять умер, почки отказали.  Я маму рядом с братом похоронила.

Старший сын у меня красавец был, высокий, волосы черные густые, добрый, тоже почки отказали. Одиннадцать лет на гемодиализе.

А вот младший Сережа совсем другой. Когда женился, мы с мужем купили себе двухкомнатную квартиру, а ему оставили трехкомнатную. Он стал бизнесом заниматься, рыбой торгует оптом.  А невестка — фифа с сигаретой. Когда мы к ним приезжаем, хорошо, если поздоровается, и больше ни слова. Ни дня не работала, днями на шейпинге, у косметолога, это до сорока лет-то!

Месяц назад  он пригласили нас на день рождения внука. Мы по магазинам — накупили сумку одежды для парня и сумку продуктов. Я сейчас денег не даю, уйдут не по назначению. Приехали. Невестка с сигаретой в зубах на диване сидит с четырьмя подругами, нас не замечает. Подруги ей под стать, кто в мини в сорок лет, кто в драных джинсах,  расфуфыренные.  

Сели за стол. Саша поднялся тост сказать, а сын сразу остановил отца: «А теперь все замолчали! Моя жена Марина говорить будет!». Мы замолчали, но стало мерзко, поняли, что нас только для того позвали, чтобы мы свои сумки привезли.  Чуть побыли и уехали. Невестка к нам никогда не приезжает, ей неинтересно.

Правда,  раз всей семьей приехали, я так поняла, что  у них деньги закончились. Быстро на стол собрала.  Побежала в магазин купить к чаю. Так она мне поручение дала, чтобы сигареты ей купила, но денег на сигареты не предложила.    Внук от стола не отходил, все колбаску кушал. У меня душа заболела, как же жить надо, чтобы дите по колбасе соскучилось?

Потом сын меня отозвал и попросил денег в долг. Я ему говорю: «А ты    помнишь, что я пенсионер, инвалид?  Мне лечение нужно». Как будто не слышит. Уверена, когда меня не будет, они Сашу облапошат. Мне жаль мужа, все-таки сорок пять лет душа в душу прожили.  А сын совесть потерял, отсудит квартиру».

 

«Напишите завещание, — посоветовала я. — Это Сашу подстрахует». «Так и сделаю, —  обрадовалась она. — Спасибо, что подсказали. Но Саша может поддаться на уговоры. И тогда точно бомжом станет.

Поехала на кладбище, а там памятники на могилках моего сына и мамы покосились.  Я подумала, кто за ними будет ухаживать, когда меня не будет? Заказала новые, сделала все красиво. Муж испугался: «Не говори Сергею, а то разозлится, что ты столько денег вбухала».

А почему он должен на меня сердиться? Свои деньги трачу.

Здоровье мое с каждым днем хуже. Я уже все передумала, хорошо, что я маме, брату и сыну все на кладбище сделала. К ним я пока прихожу, а кто ко мне придет, когда меня не будет?  

Но сын узнал и приехал ругаться. Я не выдержала: «Отправь свою суку работать! Нечего у пенсионеров побираться, ты же бизнесмен!». Знаешь, что он мне ответил: «Ты, конечно, меня родила, а она мне жизнь дает».  С тех пор не звонит. И не отвечает, когда мы звоним.  А мне страшно, ведь ему на днях тридцать девять стукнет».

 

 

Валентина БЫСТРИМОВИЧ.


Комментарии к статье


Имя:


Город:


Комментарий:

Внимание! Комментарий появится на сайте после прохождения модерации.


© Общество с ограниченной ответственностью "Газета "ВЕЧЕРНИЙ МОГИЛЕВ". УНП 700008922.
Юридический адрес: 212030, г. Могилев, ул. Первомайская, 89. Телефон 32-71-16.
Свидетельство о государственной регистрации № 800. Выдано Министерством информации Республики Беларусь 24.11.2009г.
Все права защищены. Использование информации допускается только со ссылкой на источник.

Создание сайта Yanina Protskaya