ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ
ДЕНЬ ЗА ДНЕМ
КУРСЫ ВАЛЮТ
"СЕЙЧАС СКАЖУ!"
РЕКОМЕНДУЕМ
ГАЗЕТА
ДЛЯ ДОМА, СЕМЬИ
И ЛИЧНО ДЛЯ ВАС

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 19 за 10 октября, 2017 г.:

Нет осенней хандре!
Вопросы-ответы о пенсии.
Работы на даче в октябре.
Воспитание детей без крика.
Как расставаться красиво?
ПОЛЕЗНАЯ
ГАЗЕТА
О ЖИВОТНЫХ

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 10, октябрь, 2017 г.:

Увеличиваем яйценоскость кур.
Всё о домашних индюках.
Составляем рацион для свиней.
Как собаки видят наш мир?
Определяем возраст кошки.
Радости и гадости нашего городка
Зверьё моё

НУЖНА ДРУГАЯ?
СКАТЕРТЬЮ ДОРОЖКА

Восприятие проблемы зависит от расстояния, с которого на нее смотришь. Если под микроскопом, то ой, а если с высоты птичьего полета — то как бы и пустяк...

 

Лариса Петровна, пышная  брюнетка, уборку начала с кухни, а закончила детской.  Ребятишки, ее милые птенчики, выросли и выпорхнули из гнезда. Теперь комната переоборудована под рабочий кабинет, здесь ее компьютер, книжный шкаф и любимый фикус, но все равно она называет эту комнату  детской.

 

Упал старый семейный альбом, рассыпались фотографии. Лариса Петровна собрала их и присела на диван. На черно-белом фото веселая компания на фоне деревянного дома: Гена – брат первого мужа, свекровь, сноха Роза, сестры Розы… Миша, первый муж Ларисы Петровны, на этой фотографии  еще совсем молодой, присел, лихо выкинув ногу, словно танцует. И она, тогда еще Лорка, худенькая и хрупкая, стоит с Митей на руках.

 

На лице Розы улыбка, а ведь весь тот вечер она смахивала слезы, так как провожали в армию ее сына.  Сколько лет прошло с того дня? Страшно подумать.

 

Тот день был крахом ее семейной жизни.  Они  приехали на проводы  племянника.  Ей — двадцать шесть, а Мише — тридцать один.  Малютку Митю оставить было не с кем. Решили, что будут  гулять с ним на улице по очереди, чтобы каждый мог  с гостями пообщаться и за столом посидеть.

 

Майский день радовал погодой, запахом сирени и нежностью зелени. Танцевать планировали во дворе, благо дом в пригороде. Столы через всю комнату, и гости сидят плотненько на досках, уложенных  на табуретки, как на скамейках. Лора качала колясочку уже полтора часа и с надеждой поглядывала на дверь. Стало подсасывать под ложечкой, а Миши все не было. 

 

Никто не выходил, гости увлеклись застольем. Хозяева  приглашали кушать, наливать и снова кушать. Похоже, о Лоре забыли. «Сколько можно есть? – подумала Лора. — Вообще, сколько может съесть человек в гостях, когда ему подкладывают на тарелку и подливают в рюмку?». 

 

Наконец, вышли две сестры Розы: «Иди, посиди рядом с мужем, покушай, мы пока с Митей погуляем».  Лора обрадовалась: «Я быстренько». И нырнула в дом. Гости  потеснились, освободив ей место рядом с  Мишей. Лора втиснулась на освободившееся место. Неожиданно  Миша скривил губы: «Ты чего пришла? Ты же не пьешь!». И повернулся к ней почти задом. 

 

«Давай выпьем, Алинка, — уговаривал Миша соседку по столу, упитанную коренастую племянницу Розы. – Мы с тобой  дальние родственники. Давай за солдата!». Алинка румянилась то ли от смущения, то ли от вина, а Миша нависал над ней коршуном, обнимал за плечи.

 

Лоре стало неудобно.  Сидящая напротив пара дальних родственников уставилась на нее пьяным  взглядом. Лора положила себе салат и начала есть, но дальние родственники наполнили ее бокал водкой. «За солдата!» — потянулись их бокалы чокнуться.

 

Лора вежливо пригубила бокал. «До дна!» — запротестовали родственники. Лора взглянула на Мишу, ища поддержку. Зачем ей пить, ведь она с ребенком. Но Миша был увлечен, его рука уже гладила волосы на затылке Алинки. Стало вдвойне неудобно. «Одну минутку», — сказала Лариса и, выбравшись  из-за стола, вышла на кухню. Она была в растерянности.

 

«Чего ты вскочила? — спросила Роза. — Посиди за столом!».  «Там Миша к Алинке подкатывает. Мне неудобно стало», — голос Ларисы предательски дрогнул. «Брось ты! Не нужна она Мише, да и он ей не нужен, — успокоила Роза, — Ты такая ревнивая? Тут же все свои!». «Ревную-не ревную, а перед людьми стыдно!» — огрызнулась Лора и, взяв бутерброд, ушла на улицу. Было обидно, неприятно, стыдно.  Уехать бы ей тогда домой с ребенком, и все бы обошлось. Она уже так и решила. Но наметился дождь.  Они остались ночевать, и не только они, никто не хотел в ливень уезжать. Лоре с Мишей постелили на кровати в детской, рядом Митя в колясочке, и Алинка в той же комнате на диване. 

 

Другим гостям постелили в соседней комнате на полу. Спать легли поздно. Митенька спал, а Алинка с Ларисой, закрыв двери, разговаривали. Миша еще сидел  с мужчинами за столом. Алинке очень нравилась Лора, она рассказала, как они всей деревней восхищались ее красотой. «У нас таких красавиц еще не было, — говорила Алинка. – Одни твои косы чего стоят! Ахнули, когда Мишка тебя привез.  Повезло Мишке!». Наговорившись, уснули.

 

Лора подхватилась от крика Митеньки. Схватила его на руки, ведь в доме ночует много людей. На диване была какая-то суета. «Чего ты лезешь, жена рядом!», — услышала она возмущенный голос Алинки, но суть сразу не дошла.  Главное, поскорее успокоить ребенка. «Тише вы! — на автомате шикнула она на источник шума, не оборачиваясь,  — ребенка разбудили!».

 

И только после того, как Миша вскочил с дивана и выбежал за дверь, а Митенька успокоился,  до нее дошла суть происходящего.  Она укачала сына и легла, ничего не спросила. Миша пришел через час, лег рядом, попытался ее обнять. Она злобно оттолкнула его, и через несколько минут он засопел. Проснулась Лора с головной болью. Алинка уже не спала, а Миша похмелялся на кухне.

 

Алинка заговорила первой: «Не думала, что Миша окажется таким козлом!  Он ведь так тобой хвастал!».  «Не переживай, — сказала Лора. — Твоей вины нет. Натура у него такая».

 

Зашли Роза и Гена: «Что у вас за шум ночью был?».  «Мишка ко мне под одеяло полез», — сказала Алинка, ее лицо покрыли красные пятна.  При этих словах как из-под земли в дверном проеме вырос Миша: «Дура! Я кровати перепутал!».  Роза и Гена укоризненно на него смотрели. Лора молчала, только колыхала коляску с проснувшимся Митей.

 

«Как же ты кровати перепутал, если меня по имени называл?» — урезонила его  пунцовая, как флаг, Алинка. Тот, кто вчера объяснялся ей в любви, обозвал ее прилюдно дурой, а еще ей было обидно за Лору.  «И ты дура, и ты дура, — нагло глядя на женщин, сказал Миша. – Выдумали ерунду и сами верите. Просто перепутал кровати!». Он исчез так же быстро, как и появился. 

 

Лора, поджав губы, молчала. Было противно.  Она не стала омрачать людям праздник, ведь Роза  и Гена всегда были к ней добры.  Любить не заставишь. На следующей неделе она подала на развод. Как ни уговаривал ее муж, как ни клялся в любви, она не поверила.

 

Когда они вышли из здания суда, Миша со злостью  сказал Лоре: «Нашла, за что разводиться! Подумаешь, мужик захотел за толстую попу подержаться! Поживешь одна, образумишься». Лора два года жила одна, а потом  вышла еще раз замуж. Счастлива во втором  браке.  Все, что ни делается – к лучшему. Однако она не садится на диеты и не худеет, сейчас она женщина в теле.

 

С Геной и Розой она дружит по сей день. Миши давно нет, он сменил пару жен, но умер в одиночестве.  А недавно видела Алинку, та была рада встрече, приглашала в гости. О той неприятности они даже не вспомнили. И если бы не эта фотография, она бы, наверное, об этом уже никогда не вспомнила. Время каждому в утешение дает смену восприятия. То, что раньше жгло душу, спустя годы становится золой.

 

Валентина БЫСТРИМОВИЧ.


Комментарии к статье


Имя:


Город:


Комментарий:

Внимание! Комментарий появится на сайте после прохождения модерации.


© Общество с ограниченной ответственностью "Газета "ВЕЧЕРНИЙ МОГИЛЕВ". УНП 700008922.
Юридический адрес: 212030, г. Могилев, ул. Первомайская, 89. Телефон 32-71-16.
Свидетельство о государственной регистрации № 800. Выдано Министерством информации Республики Беларусь 24.11.2009г.
Все права защищены. Использование информации допускается только со ссылкой на источник.

Создание сайта Yanina Protskaya