ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ
ДЕНЬ ЗА ДНЕМ
КУРСЫ ВАЛЮТ
"СЕЙЧАС СКАЖУ!"

ГОРЬКАЯ ДОЛЯ
ЗОИ ДАНИЛОВНЫ

Дом пенсионерки  ЮРЧЕНКО стоит на центральной улице деревни Малятичи. Вот проснется  Вера Даниловна поутру, умоется, перекрестится на икону, постоит в раздумье перед портретами сыновей своих, сядет у окошка, увидит убегающую в Кричев дорогу, прикроет глаза и нахлынут воспоминания…

 

 

Мысли снова и снова перемещают в прошлое, и женщина явственно видит всех троих. Вот они показались из-за пелены утреннего тумана, и, обнявшись, шагают по росной траве мимо дома. Хочется крикнуть, позвать, но голос пропал. Открывает глаза, а вокруг никого, лишь с колхозного поля доносятся звуки работающего тракторного двигателя и мычание коров.

 

ДИТЯ ВОЙНЫ

 

Есть в нашей стране такая категория людей, детство которых пришлось на годы Великой Отечественной войны и гитлеровской оккупации. Зоя Даниловна Юрченко – одна из них. Родилась в 1937 году на Кричевщине, в небольшой деревушке Слабуты. У Данилы Ивановича Игнатенко и его жены Екатерины Дмитриевны к тому времени уже было четверо сыновей. Родители очень любили долгожданную девочку, просто души не чаяли. Братья тоже все вкусненькое ей отдавали и берегли как зеницу ока. Но тут пришла война.

 

– Отец ушел в партизаны, – тихо говорит Зоя Даниловна, – а мы остались дома. Через день мать выпекала шесть буханок хлеба, а на стол выставляла всего лишь одну. Я никак не могла понять, кто это ночью съедал целых пять буханок. Братья объяснили, что это добрый домовой, но о нем нельзя никому рассказывать, иначе быть беде. Я молчала. Потом на свет появился братишка Саша (после войны мы его выучили общими усилиями и он стал председателем колхоза, а затем возглавил сельсовет). И только в одну из темных ночей, внезапно проснувшись, вдруг увидела папу. Он обхватил меня, прижал к себе, осыпая поцелуями лоб и щеки. Я чувствовала колючую щетину его небритого лица. Это была наша последняя встреча – он погиб и покоится в братской могиле под Чаусами.

Отступая, немецкие солдаты поджигали крестьянские хаты. Я сидела с малышом на погребне, когда подошел один из них. Убедившись в том, что в погребе партизан нет, погладил меня по голове, сунул в ручонку конфету и легонько подтолкнул вперед, а сам поднес факел к стрехе нашей хаты. Мы остались без ничего, в чем стояли… 

 

Дом жене погибшего партизана колхозные плотники срубили бесплатно, местная власть и соседи не могли допустить, чтобы малые дети жили в холодной землянке и голодали.

 

КОЛХОЗНИЦА

 

После войны Екатерина Дмитриевна, овдовевшая многодетная мать, работала дояркой в колхозе «Заветы Ленина». Ее дочь Зоя стала бегать на ферму еще младшей школьницей, старалась хоть как-то помочь матери, да так и осталась там, приняв от нее группу коров в 1956 году.

 

Пятнадцать давно привыкших к ней буренок. Не легко было – дойка-то ручная, ведра и фляги с молоком тяжеленные. Но деревенской   девчонке трудности не страшны. Трудилась с энтузиазмом, а как же иначе, ведь засмеют. Лодыри на селе во все времена были не в чести, поэтому  подвергались всеобщему осуждению. Нелестные прозвища и постоянные насмешки окружающих имели более сильное воздействие, чем требования Морального кодекса строителя коммунизма.

 

Колхозные уставы предусматривали минимум трудового участия человека в деятельности хозяйства. В «Заветах Ленина» он был установлен на уровне двухсот трудодней в год. Зоя вырабатывала от 340 до 475. Затем минимум подняли до 240 трудодней. Тогда она более критично оценила процесс дойки и кормления коров, нашла скрытые резервы и рационально их использовала. Результат был ошеломляющий, в табеле доярки насчитывалось 536 трудодней. Работоспособность  несколько упала после замужества и рождения детей.  

 

СЫНОВЬЯ      

 

Их у Зои Даниловны трое: Анатолий, Михаил и Олег. Было…

 

Растила, берегла. Когда болели, места себе не находила, не спала ночь напролет, а ранним утром бежала на ферму. Там ее коровки ждали – доить, кормить, убирать время пришло. Вертелась, словно белка в колесе, но всюду успевала. И в передовиках ходила, и сыновей с дочерью на ноги поставила. Натерпелась вдоволь. Думала, что все преодолела и мучения закончились. Но нет, впереди поджидали беды настоящие. Не приведи Бог родителям хоронить своего ребенка! Зое Даниловне пришлось это делать трижды.

 

Сын Анатолий родился в 1958 году.  Учился в сельской школе, затем в Климовичах на ветврача. Служил в армии. Работал в колхозе, потом сел за руль трактора. Тяжело заболел. Умер в 1983 году, в минской больнице.  Отказали почки. Это был первый удар. Зоя Даниловна мужественно перенесла его.

 

Михаил был рожден в 1960 году. После 10-го класса учился в Могилеве на электрика, затем был призван на военно-морской флот. В послужном списке матроса Юрченко есть запись о том, что он проходил подготовку как легкий водолаз с 22 мая по 14 октября 1978 года. Имел оценки только «хорошо» и «отлично», отработал под водой в общей сложности 10 часов 31 минуту. После службы женился и жил в Орше. Родительский дом посещал часто. Во время такого приезда в 1987 году трагически погиб в результате несчастного случая на охоте. Мать выстояла и под вторым ударом, так как оставался еще младший сынок – надежда и опора.

 

Олег родился 6 января 1969 года. Окончил среднюю школу, учился в Могилеве металлообработке, стал фрезеровщиком. Но шестимесячная отсрочка от воинской службы закончилась, и парень был призван в  воздушно-десантные войска. А тут, как назло, возник вооруженный конфликт между вчерашними добрыми соседями – азербайджанцами и армянами, пролилась кровь...

 

«Наш полк обратно выехал по тревоге в Нагорно-Карабахскую автономную область, в Степанакерт. Здесь все закрыто. Школы, заводы, почты. Обстановка напряженная. Отнимаем много оружия с зажигательной  смесью. На посты нам выдали каски, бронежилеты и резиновые дубинки. Выезжаем каждую ночь на боевых машинах.

 

Вы, мама, за меня не беспокойтесь. Нашу роту командир полка отправил назад в Кировабад. Нужно здесь достроить хранилище для машин. Пишите, как у вас дома, как здоровье? Скопали ли картошку? Были ли яблоки в этом году? Дров хватит на зиму или нет? Хватит корове сена или нет?

 

Сейчас только и вспоминаешь гражданку. Свои ошибки молодости. Здесь в армии все понимаешь. Кажется, вернуть бы время, и все по-другому было бы. Высылаю вам, дорогие родители, свою фотку – в форме. К Новому году ждите в отпуск. Олег».

 

Не дождались. 6 ноября 1988 года Олег отправил домой эту весточку, а  вслед за ней прилетела короткая телеграмма: «Извещаю Вас с прискорбием о том, что Ваш сын рядовой Юрченко Олег Анатольевич, старший механик-водитель, погиб при исполнении служебных обязанностей».

 

Чтобы предотвратить очередное кровопролитие, молодые десантники  встали живым щитом между разгоряченными армянами и азербайджанцами. Вполне вероятно, что им бы удалось охладить накал страстей, как вдруг из-за угла выскочил «ЗИЛ» и врезался в солдат. Олег получил травмы, несовместимые с жизнью: закрытый перелом I-го шейного позвонка с повреждением спинного мозга, перелом основания черепа, кровоизлияние. Он погиб, не дожив до своего двадцатилетия. За проявленные стойкость и мужество рядовой Юрченко был посмертно награжден орденом Красной Звезды и нагрудным знаком «Воинская доблесть».

 

Хоронили земляка всем селом. У людей о парне остались хорошие  воспоминания. Школьные учителя характеризовали Олега как доброго, отзывчивого парня, умевшего дружить, всегда готового прийти на помощь и не способного врать.

 

ПИСЬМА ЗАСТАВИЛИ ЖИТЬ

 

Третьего удара сердце матери не выдержало, случился инфаркт. Женщину госпитализировали. В больнице Зою Даниловну навещали подруги и соседи. Большую поддержку оказали многочисленные письма. Они приходили из разных уголков огромной страны от совсем незнакомых людей. Искренние соболезнования и сопереживания, а также самые добрые пожелания заставляли жить.

 

Вот теплые слова комсомольцев Пермского высшего военного командного училища МВД СССР: «Уважаемая Зоя Даниловна! Мы, курсанты, узнали о тяжелой беде, которая постигла Вашу семью, и были потрясены до глубины души. В этот трудный для Вас час выражаем самое глубокое сочувствие и соболезнование.

Ваш сын Олег показал высокие гражданские качества – верность народу и  военной присяге. Он до конца выполнил свой долг, своей жизнью и смертью доказал, что является советским человеком с большой буквы. Во всех своих делах и помыслах мы будем равняться на таких людей, как Олег».

 

И мать, к счастью, все же выкарабкалась, хотя и получила вторую группу инвалидности. Зоя Даниловна осталась практически одна. Сыновья лежат рядком на гражданском кладбище хутора Сорочино, дочь Лариса давно в неспокойной Горловке, только внук Андрей живет в Кричеве, но постоянно мотается по командировкам.

 

Местная власть и «афганцы» не оставляют пенсионерку без внимания, оказывают существенную поддержку. Вот и недавно установили новый памятник на могиле Олега, взамен поврежденного упавшим деревом. Он был приобретен за средства районной организации воинов-интернационалистов и Малятицкого сельсовета. Часть денег внесла сама Зоя Даниловна.

 

– Спасибо огромное за помощь, – но я тоже хочу быть причастна к увековечению памяти о моем сыне, – твердо сказала Зоя Даниловна. Она находилась на кладбище во время выполнения работ. А недавно  заместитель председателя Кричевского райисполкома Жанна Дмитриева, председатель Малятицкого сельисполкома Елена Иванова и руководитель общественного объединения «Ветеранов войны в Афгаенистане» Александр Прудников посетили могилы братьев Юрченко и возложили цветы.

 

 

Александр БОЛДОВСКИЙ,

писатель.


Комментарии к статье


Имя:


Город:


Комментарий:

Внимание! Комментарий появится на сайте после прохождения модерации.


© Общество с ограниченной ответственностью "Газета "ВЕЧЕРНИЙ МОГИЛЕВ". УНП 700008922.
Юридический адрес: 212030, г. Могилев, ул. Первомайская, 89. Телефон 32-71-16.
Свидетельство о государственной регистрации № 800. Выдано Министерством информации Республики Беларусь 24.11.2009г.
Все права защищены. Использование информации допускается только со ссылкой на источник.

Создание сайта Yanina Protskaya