ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ
ДЕНЬ ЗА ДНЕМ
КУРСЫ ВАЛЮТ
"СЕЙЧАС СКАЖУ!"
РЕКОМЕНДУЕМ
ГАЗЕТА
ДЛЯ ДОМА, СЕМЬИ
И ЛИЧНО ДЛЯ ВАС

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 19 за 10 октября, 2017 г.:

Нет осенней хандре!
Вопросы-ответы о пенсии.
Работы на даче в октябре.
Воспитание детей без крика.
Как расставаться красиво?
ПОЛЕЗНАЯ
ГАЗЕТА
О ЖИВОТНЫХ

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 10, октябрь, 2017 г.:

Увеличиваем яйценоскость кур.
Всё о домашних индюках.
Составляем рацион для свиней.
Как собаки видят наш мир?
Определяем возраст кошки.
Радости и гадости нашего городка
Зверьё моё

КОЖАНЫЕ
БОСОНОЖКИ

Молодая семья — Семен и Лиза с детьми, пятилетней  Аленкой и двухлетней Оленькой — возвращалась из гостей.  На остановку  электрички их провожали брат Семена Гена (его с детства  все звали Геник, и он не обижался) и его жена Чеся. Они остановились у знака «Остановка первого вагона». Электричка опаздывала.

 

Черные глаза Лизы и коса вокруг головы притягивали взгляды, было что-то восточное в ее образе. Она держала на руках малютку, а Чеся, голубоглазая блондинка в платье с люрексом,  брала Оленьку за ручку и забавляла. Старшая девочка, Аленка, стояла возле матери и не по-детски серьезными глазами смотрела на папу.

 

Желтая рубашка и зеленые штроксы выделяли Семена из толпы. Покрасневшее лицо говорило о том, что  кровь горячит зеленый змий. Размашисто жестикулируя, он спорил с братом. Разговор шел на уровне «Геник, ты меня уважаешь? И я тебя уважаю…». Семен горячился, напрягал скулы, раздувал ноздри.

 

Наконец появилась электричка. Лиза встрепенулась, суетливо схватив за руку Аленку,  позвала: «Сеня, электричка!». Чмокнула в щеку Чесю, кивком  простилась с Геником и заторопилась  к вагонам. «Стой здесь! – скомандовал ей Семен. – Здесь остановка первого вагона!». Но уже было ясно, что электричка до них не дотянет, и Лиза ускорила шаг.

 

Не просто с детьми взобраться на крутые ступеньки вагона, рассчитанные на  высокую прыгучесть пассажиров. Подсадила сначала Аленку,  а потом, схватившись за поручень, взобралась с Оленькой.  Из тамбура  оглянулась. Семен нес сумку, она сама ее дала ему в руки, ведь выпившему ребенка не доверишь. «Хоть бы не оставил где-нибудь!» — подумала она.

 

В сумке  запасное платьице Оленьки, кожаные босоножки Лизы и ссобойка. После троекратного «на посошок» у порога, Чеся силой затолкала в сумку банку маринованных огурцов, котлеты, тарелку студня и бутылку водки: «Завтра опохмелиться Семену».

 

Хорошо провели племянника в армию, с погодой повезло, танцевали во дворе. За столом Чеся вытирала слезы, жалела сына, а Геник угощал гостей, чтобы потом не сказали: «Прымусу не было». Семен и Лиза к проводам племянника в армию готовились серьезно. Обновки купили: штроксы и рубашку Семену и босоножки Лизе.

 

С босоножками повезло, натолкнулась на них случайно, только выбросили в продажу.  Обувь всегда трудно подобрать, а эти сели на ее ножки, как влитые — легкие, мягкие, изящные, просто дух захватывает. Она купила их сразу, как увидела, хотя пришлось лезть в долги, чтоб дожить до получки, стоили ползарплаты. Сейчас это трудно понять, но по тем временам, когда все было дефицитом, купить такую вещь означало подарок судьбы. Приехала в гости в туфлях, у порога переобулась. Ведь это первые в ее жизни кожаные босоножки. И когда уходили из гостей, Лиза вновь переобулась, а босоножки  положила в сумку. 

 

То, что Лиза увидела, обернувшись, не предвещало хорошего. Семен показывал машинисту руку с выброшенным  средним пальцем и орал: «Я сказал — подъезжай! Почему не доехал?» И далее  типа «козел» и того хуже. Лиза заторопилась пройти в вагон, негоже детям такое слушать. Понесло Семена, будет бахвалиться и скандалить. Прошла в центр и присела с детьми у окна, решила: «Буду молчать. Ехать всего остановку».

 

Был слышен голос Семена: «Да я тебя на рога поставлю…. Почему не дотянул?». Потом  Семен появился в дверях  и, стрелой пролетев по вагону, плюхнулся на сиденье напротив. «Ты почему за мужа не заступилась? — наехал с налету. – Другая бы глаза за мужа выцарапала. Он же меня ударил! Ну, я ему не прощу, я знаю его начальника…». Лиза молча смотрела в окно. «Не делай вид, что меня не знаешь! Люди, это моя жена и мои дети!» — куражился Семен, насмехаясь над смущением Лизы.

 

Люди отворачивались от его навязчивого взгляда, чтобы не прицепился. «Понесло Сеньку, — сжалось сердце Лизы. — Теперь вечер нервотрепки». Ей стало жалко детей, пугаются они этих криков, плакать начинают.

 

«Да у меня знакомый начальником на вокзале работает!  Да я его….  А ты дура …» — лилась грязь, засоряя уши и души пассажиров. Все молчали, кто-то не хотел вмешиваться, кто-то молча кипел негодованием — принесла нелегкая дебошира, кто-то сочувствовал женщине, кто-то детям, а кто-то думал: пьянь, скоро докатится до бомжа, и брезгливо отворачивался.

 

«С идиотом живет!» — прошептала старушка  соседке за спиной Лизы. «Молодой, еще остепенится, — ответила та. – Мой в молодости такой же был. А сейчас завязал — печень больная, помереть боится». «Не меняются они, – покачала головой старушка. – Хуже становятся, наглеют больше. Жаль, что осознание только с годами приходит». Она замолчала, видно, погрузилась в воспоминания. 

 

Лиза услышала это, и глаза ее потемнели, а правая рука сжалась в кулак. Съездить бы Семену в заросшую челюсть.  Оленька сидела тихо, во все глаза смотрела на папу, а Аленка вжалась в угол сиденья.  Лиза ссутулилась, плечи округлились, она интуитивно старалась стать меньше, спрятаться от стыда, исчезнуть.

 

Электричка замедлила ход, бесконечно долгий прогон подходил к концу. Лиза с детьми прошла вперед, теперь надо проявить сноровку, выйти с детками по крутым ступенькам. Она сосредоточилась на выходе и совсем упустила из виду, что машинист из кабины смотрит, как идет высадка пассажиров.

 

Уже сделав несколько шагов по перрону, услышала сзади: «Я тебя урою…». Обернулась и увидела, как Семен, размахнувшись, швырнул сумку в машиниста. Машинист отпрянул, сумка упала наземь, тарелка, банка и бутылка разбились. Затем машинист отфутболил сумку обратно, и Семена с головы до ног обдало рассолом, водкой и жирным холодцом. А огурцы и котлеты, мягко скользнув по желтой рубашке, легли у ног.

 

От наглости такого нападения машинисты потеряли самоконтроль и, выскочив из кабины, бросились вдогонку за хулиганом. Семен хоть и был пьян, но сообразил, что мало ему не покажется. Он бросился удирать по железнодорожной насыпи с такой прытью, какой никак нельзя было ожидать от пьяного.

 

От излишнего напряжения и резких движений его штроксы разъехались  сзади по шву, оголив белые плавки. «Пусть бы ему всыпали, — с остервенением подумала Лиза, а потом спохватилась. – Дети увидят, что бьют отца и испугаются».

 

«Мужики, с ума сошли? У вас же электричка стоит!», — крикнула она.  Ее крик отрезвил машинистов от гнева.  Они остановились, повернулись и бросились назад. Взревев, электричка скрылась.  Лиза с детьми плелась в людском потоке, ее плечи согнула усталость. Семен шел рядом и  доказывал, что она, как хорошая жена, должна была заступиться за мужа. От него пахло студнем и котлетами с чесноком. Лиза молчала, и вдруг ее осенило. «Там же в сумке были мои босоножки!» — вскрикнула она, и слезы залили ее лицо.

 

Знала — больше таких ей не купить. Очевидно, люди обращали на скандальную пару внимание. Потому что к ней сразу подошли две женщины, и одна сказала: «Вернитесь, я видела, один босоножек лежал, наверное, там будет и второй».

 

Лиза с детьми вернулась. Среди котлет и огурцов лежал ее босоножек. Лиза его подняла с надеждой, что второй отыщется. Прошла метров триста по путям, осмотрелась, но ни сумки, ни второго босоножка не было.

 

Всю дальнейшую дорогу  Лизы проплакала. Семен перестал наезжать и стал ее успокаивать: «Завтра получу прогрессивку и куплю тебе новые». 

 

Проснувшись среди ночи, она опять тихо заплакала. Она была счастлива, когда их купила, видно, счастье не бывает долгим.

 

О происшествии рассказала подругам-коллегам. В отделе их было трое: она, Лена и Наташа. Рассказывала, стараясь не заплакать, и переводила печальное в комическое. «Брюки лопнули. Бежал с голым задом», — вымученно улыбалась она. Лена и Наташа слушали напряженно.

 

«Это не смешно, — сказала Лена. – Это страшно. С кем дети в одном доме растут? Тебе надо подумать о дальнейшей жизни. А босоножек поищи, возможно, он остался в кабине электрички, машинисты не должны выкинуть. Может, в бюро находок сдали. Позвони на вокзал, узнай, когда эта бригада машинистов там будет».

 

«Она не разведется, — сказала Наташа, — еще до точки не довел. Будь она готова к разводу, не рассказывала бы нам сейчас эту историю, а писала бы заявление на развод». «Он когда трезвый, не буянит, — стала оправдываться Лиза, — и детей любит». Женщины замолчали, это дело Лизы, как быть дальше, но в их глазах был укор.

 

Лиза поехала на вокзал, нашла тех  машинистов. Когда она обратилась к одному из них, тот растерялся. Может, подумал, что она будет жаловаться, и стал оправдываться: «Он сам на меня наехал, я просто ему рукой рот закрыл и сказал «Закрой рот!». «Я не из-за этого пришла, если бы вы ему всыпали, была бы рада, — остановила его Лиза. — Вы не нашли в кабине кожаный босоножек? Может, он там из сумки выпал?».

 

«Нет, не было. Я сразу выбросил сумку и сам подметал пол в кабине. Котлеты и огурцы были, а босоножка не было. Остался в сумке», — заверил машинист. Но сумку тогда Лиза не нашла. Кто-то ее подхватил, подумал, может там что нужное есть.

 

Семен получил на следующий день прогрессивку и… пропил. И чего бы тогда Лизе не разойтись с тем, кто отравляет ее жизнь? Но нет. Она прожила с ним еще семь несчастных, потерянных лет. И только когда стало совсем невмоготу, развелась. Видно, чтобы довел до точки (по выражению Наташи), ей понадобилось еще  столько времени.

 

А потом вышла замуж за хорошего человека. У нее все будет прекрасно, но такие босоножки она будет еще долго искать в магазинах. И однажды скажет: «Жаль, что осознание приходит со временем, и всегда позже, чем хотелось бы».

 

Валентина БЫСТРИМОВИЧ.


Комментарии к статье


Имя:


Город:


Комментарий:

Внимание! Комментарий появится на сайте после прохождения модерации.


© Общество с ограниченной ответственностью "Газета "ВЕЧЕРНИЙ МОГИЛЕВ". УНП 700008922.
Юридический адрес: 212030, г. Могилев, ул. Первомайская, 89. Телефон 32-71-16.
Свидетельство о государственной регистрации № 800. Выдано Министерством информации Республики Беларусь 24.11.2009г.
Все права защищены. Использование информации допускается только со ссылкой на источник.

Создание сайта Yanina Protskaya