ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ
ДЕНЬ ЗА ДНЕМ
КУРСЫ ВАЛЮТ
"СЕЙЧАС СКАЖУ!"
РЕКОМЕНДУЕМ
ГАЗЕТА
ДЛЯ ДОМА, СЕМЬИ
И ЛИЧНО ДЛЯ ВАС

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 19 за 10 октября, 2017 г.:

Нет осенней хандре!
Вопросы-ответы о пенсии.
Работы на даче в октябре.
Воспитание детей без крика.
Как расставаться красиво?
ПОЛЕЗНАЯ
ГАЗЕТА
О ЖИВОТНЫХ

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 10, октябрь, 2017 г.:

Увеличиваем яйценоскость кур.
Всё о домашних индюках.
Составляем рацион для свиней.
Как собаки видят наш мир?
Определяем возраст кошки.
Радости и гадости нашего городка
Зверьё моё

ЭКОЛОГ АННА СКРИГАН: «МЕЧТАЮ, ЧТОБЫ ПЕЧЕРСКИЙ ЛЕСОПАРК
СТАЛ РЕСПУБЛИКАНСКИМ ЗАКАЗНИКОМ»

Жить в большом городе и наслаждаться «кусочками» нетронутой природы, зеленью парков и скверов и в центре, и недалеко от своего дома — это мечта многих горожан. Но на пути к воплощению этой мечты человечество подстерегает много трудностей. Как Могилеву не потерять те уголки природы, которые сохранились, и стать еще зеленее и красочнее — об этом и многом другом корреспондент «Вечерки» беседовал с экологом, председателем Могилевского отделения Международного общественного объединения «ЭКОПРОЕКТ», доцентом кафедры «Безопасность жизнедеятельности» Белорусско-Российского университета Анной СКРИГАН. 

 

О ГЕНЕРАЛЬНОМ ПЛАНЕ МОГИЛЕВА

 

— Анна Юрьевна, как вы с коллегами-экологами оценили скорректированный генплан Могилева? Хватит ли могилевчанам зелени?

 

— Генеральный план не самый плохой, но его части, которые касаются зеленых насаждений, парков, скверов, экологов огорчают. Крупных зеленых зон в центральной части у нас в городе практически нет, а главное — нет системного подхода к их планированию. Основная претензия экологов к генплану, что тот раздел, который касается развития ландшафтно-рекреационных зон, написан на уровне слабой курсовой. Мы отправляли запрос в администрацию Президента и получили ответ, что в ближайшее время разработка схем зеленых зон для города Могилева не планируется.

 

Мне здесь видится проблема в том, что БелНИИ градостроительства, который занимался разработкой генплана города, — замкнутая структура, которая очень настороженно относится к тем, кого они считают «неспециалистами». Сотрудники этой организации — специалисты в архитектуре, собственно территориальных проектировщиков и градостроителей в стране мало. В Могилеве и вовсе нет специалиста высокой квалификации по ландшафтному планированию. При этом архитекторы всегда говорят, что они открыты для всех предложений, но когда ты делаешь предложение, тебе отвечают, что ты не специалист. Я не архитектор, однако я эколог и эксперт в сфере ландшафтоведения, но у меня нет «корочки» строителя — для них это основание говорить, что я не могу давать грамотные советы. Это проблема замкнутости профессиональных сообществ в целом. Я бы не сказала, что так происходит только в Беларуси. Архитекторы и планировщики всегда достаточно настороженно относятся к предложениям извне от тех людей, которые не входят в их профессиональное сообщество. Но в Европе это регулируется документами, например, у них есть Ландшафтная конвенция, и хочешь не хочешь — архитекторы и проектировщики вынуждены привлекать население, чтобы принимать совместные решения. За 15 лет действия Ландшафтной конвенции в Европе разработали механизмы, позволяющие учесть мнение всех заинтересованных сторон, но в то же время, чтобы в принимаемых решениях была обоснованность — экономическая, градостроительная и строительная.

 

У нас законодательство идет по другому пути. Пока мы, граждане, можем быть только проинформированы о принимаемых градостроительных решениях. Я как ученый проводила небольшое исследование в области экологической политики — обзор научных публикаций в других странах и опыт России, Беларуси, Украины в части разрешения градостроительных конфликтов. Оказалось, что исключение какой-либо группы заинтересованных сторон из процесса принятия решения только обостряет конфликты, а не решает их. Я абсолютно согласна, что когда в обсуждении много участников, людям сложно договориться, потому что территория города ограничена: одни хотят парк, другие — торговый центр. Земля — это основной источник конфликта при любом развитии города. Естественно, что у каждой группы свое видение, что здесь должно быть. А общемировая практика — разработать механизм, как договариваться в таких условиях. Цель современной экологической политики — учесть интересы всех, сделать так, чтобы все в равной степени были довольны или недовольны. Начинать нужно с того, чтобы никого не исключать из процесса принятия решения.

 

— Общественные обсуждения, которые проводятся у нас, ни на что не влияют?

 

— Общественные обсуждения у нас низкого качества, потому что люди не знают, что это такое. Нам не хватает опыта, как договариваться между собой, какие решения принимать. И как доверять друг другу.

 

В последнее время я рассматриваю экологические проблемы города как раз через призму того, как мы принимаем решения. Город в любом случае — это техногенная система, которая перевернута с ног на голову с точки зрения экологии. Но мы, экологи, трезво смотрим на вещи: город не может отказаться от предприятий — это иллюзия. Осло может позволить себе пересесть на велосипеды, запретить движение автомобильного транспорта в городе, а для нас это невозможно. И стоит ли так делать? Получается, что суть того, что происходит в городе, связано не с классической экологией, а с тем, как мы работаем с возникающими проблемами, как принимаем решения и как ставим стратегические цели. Поэтому несколько последних лет наша организация занята тем, чтобы нарастить опыт взаимодействия с властями. Порой он очень удачный, есть и очень неудачный. Но мы не отказываемся от него, мы считаем, что надо обязательно сотрудничать.

 

Последние несколько лет мы обращаем внимание не только на городские власти, но и на инициативные группы, т.к. люди хотят участвовать в жизни города, но не знают как или не умеют, и это тоже является причиной конфликтов. Поэтому мы стали работать с инициативными группами и по Подниколью, и по Печерску. Мы образовываем людей, показываем, какие есть государственные механизмы, что можно делать, что нельзя, что можно сделать без помощи властей, на что нужно брать разрешение. Организуем мероприятия, которые связаны с диалогом между жителями города и местными органами управления и госорганизациями. Наконец, мы начинаем становиться классической общественной организацией, которая занимается тем, до чего у государства не доходят руки, и координируем встречи и коммуникацию между различными заинтересованными сторонами. Проводим много волонтерской работы, чтобы показать, что красоту можно делать своими руками быстро и бесплатно.

 

ПЕЧЕРСКИЙ ЛЕСОПАРК

 

— Проблема Печерского лесопарка очень актуальна для нашего областного центра. Это уникальный историко-культурный объект хотя бы потому, что он с 16 века является территорией охраняемой в той или иной степени, он насыщен объектами природными и культурными. Нам очень хочется, чтобы Печерскому был присвоен какой-то охранный статус. Тогда можно будет сохранить этот уникальный лесопарк.

 

Проблема в том, что такое место привлекательно для коттеджной застройки, создания общественного центра, строительства объектов спорта и туризма (и так во всех городах), соответственно, зеленые зоны сжимаются в городах, как шагреневая кожа. Мы ни в коем случае не хотим, чтобы размер Печерского лесопарка уменьшался. Этого нельзя допустить.

 

Все экосистемы способны к самовосстановлению, но до какого-то предела — это называется буферная способность экосистем. Если этот буфер превышен, система просто разрушается, если нет — она еще может сама себя поддержать, восстановиться. И часто буферная способность определяется размером экосистемы. Лес с нормальными минимальными синантропными видами животных (это те, которые в состоянии ужиться с человеком) тоже должен иметь определенный размер, иначе он будет деградировать. Поэтому сохранение площади лесопарка – важнейшая задача для обеспечения самовозобновления этой уникальной лесной экосистемы. Это решается присвоением статуса охраны и проведения функционального зонирования: здесь — место питомника, здесь — дорожки, здесь — место для прогулок, а вот здесь оставим все, как есть. Иными словами: мы должны испортить человеческим способом ведения хозяйствования только 10% территории. Это обеспечит то, что территория будет способна восстановиться сама.

 

Мы пригласили специалистов из Института ботаники для проведения исследования, потому что в стране есть утвержденная процедура по присвоению статуса уникального и типичного биотопа. Результат исследования ученых может служить основанием для того, чтобы присвоить Печерскому лесопарку какой-то статус. Мы мечтаем о республиканском заказнике какого-либо типа, потому что это позволит создать полноценный режим охраны в Печерском лесопарке. Мы хотим сделать на месте питомника парк. Власти тоже сказали, что этого хотят.

 

Мы хотим отстаивать границы парка. Мы категорически против, чтобы там осуществлялась застройка (генпланом предусмотрено строительство в Печерском лесопарке аквапарка, стадиона), против, чтобы менялся статус с лесопарка на городской парк. По новому генплану Могилева лесопарк делится на три зоны: общегородской центр, зона городского парка и зона лесопарка. Это не самое благоприятное решение для этого места, и мы будем добиваться пересмотра зонирования по Печерску.

 

Про аквапарк и другие спортивные сооружения. Все говорят: это только на бумаге, инвестора нет. Но сам факт, что это нарисовано, дает основание предполагать, что если не аквапарк, то какой-нибудь торговый центр в итоге там, в Печерске, появится. И будут вырублены деревья — а это плохая тенденция. Отрезав палец, потом откусят руку по локоть. Наша инициативная группа предлагает сместить расположение этих объектов в другое место. Пока это мнение не принято во внимание.

 

— Горисполком принял решение о вырубке большого количества деревьев в Печерске. Действительно это вынужденная необходимая мера?

 

— Многие ели, действительно, повреждены типографом (жуком-короедом) до такой степени, что ничего другого не остается. Вообще, вырубать деревья или нет — это всегда достаточно спорный вопрос. Я думаю, что не все нужно вырубать, возможно, что-то можно оставить.

 

Основная причина  (она же и проблема), почему такие напасти, как типограф, нападают на городской лес, — это потому что тамнет птиц.  А нет птиц, потому что люди нарушают их покой либо разрушают гнезда,  либо уничтожают их естественную среду обитания. Может быть, в Печерском лесопарке нет птиц, которые едят этого жука типографа, но если мы привлечем разных птиц и создадим нормальную экосистему, которая сможет себя регулировать, тогда, возможно, у нас не будет никаких вредителей, включая типографа. Поэтому мы и инициативная группа пытаемся направить жизнь Печерского лесопарка в естественное русло. Это большая работа.

 

— Что еще угрожает Печерскому лесопарку?

 

— Не что, а кто — люди! В старейшем национальном парке США — Йосемиттском — на входе висит зеркало с надписью «Самое опасное животное в парке». Люди опасны тем, что они мусорят, устраивают пикники не там, где можно. Частично они в этом не виноваты, т.к. не хватает обустроенных мест. Частично виноваты, потому что люди только в своих дворах ведут себя как аккуратисты, а в другом месте — по принципу «не мое — не жалко». Решение этой экологической проблемы лежит в воспитании, в бережном отношении к природе, понимании того, что другой фауны и флоры у нас не будет.

 

СВЯТОЕ ОЗЕРО

 

— По мнению экологов, Святое озеро когда-нибудь станет снова местом массового отдыха?

 

— Исследования проведены, более или менее понятно, что делать. Во-первых, надо его прочистить, убрать тот ил, который там имеется. Во-вторых, сделать озеро проточным и в дальнейшем следить за поддержкой проточности. Озеро загрязнилось из-за того, что потеряло проточность, т.е. изначально было принято неправильное техническое решение. 

 

Проводились исследования на предмет того, что содержится в донных отложениях, провели анализы содержания вредных веществ, тяжелых металлов. Оказалось не настолько оно велико, чтобы нельзя было эти донные отложения переработать в гумус, почвенный грунт, во что-то полезное. Для этого не нужны большие технические мощности. Могилев в силах это выполнить, вопрос просто в деньгах. 

 

ПРО ВЫСОКИЕ ПЕНЬКИ

 

— Могилевчане часто возмущаются обрезкой деревьев. Было дерево, после того как над ним поработал «мастер» с пилой — превратилось в пенек...

 

—  И правильно, что могилевчане возмущаются. Есть деревья, обрезка которых может привести к их гибели либо полностью бесполезна: береза, дуб, хвойные. Каштан, тополь, липу обрезать можно, но для формирования кроны, чтобы придать ей форму. В такой обрезке, как у нас проводится, под пенек, не нуждается ни одно дерево.

 

У экологов нет претензий к «Могилевзеленстрою», который отвечает за уличное озеленение и за парки и скверы. На этом предприятии есть специалисты, они знают, как обрезать, и умеют это делать. Но существенная часть зеленых насаждений в городе обрезается силами ЖЭУ — это те деревья, которые растут на внутридворовых территориях. Так вот в ЖЭУ нет специалистов, а «неспециалисты» режут деревья под пенек. Чудовищная обрезка…

 

***

 

— Я желаю могилевчанам понять, что каждый из нас имеет право на город. Моя мечта, чтобы мы не только осознали это право, но и воспользовались им. Желаю жителям города понять, что зеленая красота вокруг зависит только от нас сами, — поэтому не ленитесь, вперед! С радостью могу сказать, что у нас один из самых активных городов, у нас есть чем похвастаться, но хочется зелени и красоты еще больше. И бережного отношения к природе.

 

— Анна Юрьевна, спасибо за интервью!

 

Ирина РАЧКОВСКАЯ.


Комментарии к статье


Имя:


Город:


Комментарий:

Внимание! Комментарий появится на сайте после прохождения модерации.


© Общество с ограниченной ответственностью "Газета "ВЕЧЕРНИЙ МОГИЛЕВ". УНП 700008922.
Юридический адрес: 212030, г. Могилев, ул. Первомайская, 89. Телефон 32-71-16.
Свидетельство о государственной регистрации № 800. Выдано Министерством информации Республики Беларусь 24.11.2009г.
Все права защищены. Использование информации допускается только со ссылкой на источник.

Создание сайта Yanina Protskaya