ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ
ДЕНЬ ЗА ДНЕМ
КУРСЫ ВАЛЮТ
"СЕЙЧАС СКАЖУ!"
РЕКОМЕНДУЕМ
ГАЗЕТА
ДЛЯ ДОМА, СЕМЬИ
И ЛИЧНО ДЛЯ ВАС

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 12 за 20 июня 2017 г.:

ЭКГ многое не показывает?
Что не говорят пьяному мужу?
Как сделать пасту Амосова?
Выбираем кровать в детскую.
Какие цветы не надо нюхать?
ПОЛЕЗНАЯ
ГАЗЕТА
О ЖИВОТНЫХ

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 6, июнь, 2017 г.:

Чем нельзя кормить пернатых?
Как определить возраст кур?
Если у собаки текут слюни...
Кошка обдирает обои?
Сколько молока даст коза?
Радости и гадости нашего городка
Зверьё моё

"МЫ ДЕТСТВА
НЕ ЗНАЛИ…"

 

Отпраздновали очередной День Победы. А я все вспоминаю со слезами на глазах свое военное детство. До 1941 г. наша большая семья жила в деревне Журовец Вендорожского сельсовета Могилевской области. Наш Журовец почему-то называли польским, а за рекой другой Журовец — русским. Теперь там, где жила наша семья, несколько дачных домов. Но сад, который садил еще мой папа, убрали недавно (в прошлом году была статья в «Вечерке», как со мной прощалась яблоня).

 

Папа мой — Стибло Гилярий Иванович, 1897 года рождения, мама — Стибло Клара Павловна, 1910-го. До войны мы очень хорошо жили, были конь, корова. Отец работал, мать смотрела за домом. В нашей семье росло 8 детей. Самому старшему — Брониславу, было 16 лет, когда его убили немцы. Младшему, Францу, когда началась война, исполнилось 6 месяцев. Двое старших ходили в школу, а младшие были дома с мамой.

 

И вот началась самая страшная война, которая поломала многие человеческие судьбы. Папу на второй день забрали на фронт, а наша большая семья осталась в деревне. Помню, я была в саду. Кто-то из родных прибежал, схватил меня на руки, и мы все побежали в лес. Меня несли на руках, хотя я сама ходила (было 4 года). Не только наша семья бежала, а вся деревня. Три года жили в лесах, на болотах, в землянках, в голоде, холоде и страхе.

 

Мы очень голодали. Один мой брат, младше меня на год, был опухший от голода уже в конце войны. У нас в деревне протекала речка, и мы, дети, ходили к ней, а когда возвращались, брат не мог пойти под горку, такой был слабый. Когда в деревне не было немцев, к нам ночью приходили партизаны. Мама им вязала варежки и шила белые халаты, иногда пекла хлеб, если приносили муку. Но в деревне мы мало находились. Летом в лесу, зимой — в окопе. Летом спасались ягодами и грибами, ели верхушки с веток сосны.

 

А теперь расскажу, как немцы убили Бронислава. Когда началась война, он ушел в лес. Там были старики из деревень, которых не забрали на войну. И вот эти старики послали подростка, чтобы он узнал,  есть ли в деревне немцы. А их у нас было очень много, размещались по всем хатам и у нас спали на полу на соломе, а мы, дети, с мамой на печке и на палатях, что рядом с печкой. И вот среди ночи раздался автоматный выстрел. Немцы, которые спали у нас на полу, выскочили, а когда вернулись, сказали: партизана убили. Потом утром ходили и спрашивали, чей парень. Мама послала мою старшую сестру: ты  маленькая, они тебя не тронут, иди, погляди, кого убили? Сестра пришла и сказала: за гумном лежит наш Броник. Если бы мама не сдержала слезы, нас бы всех немцы расстреляли. Наш сарай, мы его гумно называли, был большой и длинный, стоял на поле далековато от нашего дома. Мы там сушили снопы, молотили и все хранили. Мы, дети, бегали за это гумно к Бронику тайком и плакали. В ту зиму мороз был очень большой, а мы туда бегали босиком. Похоронили брата через несколько дней, когда немцы ушли из деревни. В 1944-1945 годах очень много голодали, в конце 1946 года про нас вспомнило правительство. Маму наградили орденом «Материнская слава», дали документ, чтобы она в Могилеве получила корову. Стала она также получать деньги на детей и за отца — он погиб в 1944 году. Был уже бесплатный проезд по всему Советскому Союзу. А за коровой в Могилев ходила пешком, тогда еще не ездил транспорт. Привела кормилицу, мы ее назвали Зорькой. Мама как-то пошла в Могилев за хлебом, а мы доили корову и разлили нечаянно целое ведро молока. Мама принесла хлеб и нас не ругала.

 

Я сейчас вспоминаю и удивляюсь, как мы это все пережили: голод, холод, страх. Мама сохранила нас, семерых детей. Сколько она увидела горя в эту проклятую войну, это никогда не забыть. После войны мы еще долго боялись гула самолетов. Помню, гуляла в саду с маленьким Францем. Пролетел самолет, и брат сразу упал в траву, стал весь белый, так испугался. Он видел, как мы падали в траву в войну, когда летали немецкие самолеты. Помоги, Господи, чтобы наши дети и внуки не знали того горя, что видели и пережили мы.

 

С уважением к вам Забэла Гиляровна,

 г. Могилев, ул. Кирова,

ваша постоянная подписчица. 

 



Комментарии к статье


Имя:


Город:


Комментарий:

Внимание! Комментарий появится на сайте после прохождения модерации.


© Общество с ограниченной ответственностью "Газета "ВЕЧЕРНИЙ МОГИЛЕВ". УНП 700008922.
Юридический адрес: 212030, г. Могилев, ул. Первомайская, 89. Телефон 32-71-16.
Свидетельство о государственной регистрации № 800. Выдано Министерством информации Республики Беларусь 24.11.2009г.
Все права защищены. Использование информации допускается только со ссылкой на источник.

Создание сайта Yanina Protskaya