ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ
ДЕНЬ ЗА ДНЕМ
КУРСЫ ВАЛЮТ
"СЕЙЧАС СКАЖУ!"
РЕКОМЕНДУЕМ
ГАЗЕТА
ДЛЯ ДОМА, СЕМЬИ
И ЛИЧНО ДЛЯ ВАС

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 21 за 14 ноября, 2017 г.:

Когда нельзя много спать?
Если задерживают зарплату...
Лучший подарок любимым.
О христианских добродетелях.
Учимся восхищаться мужьями.
ПОЛЕЗНАЯ
ГАЗЕТА
О ЖИВОТНЫХ

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 11, ноябрь, 2017 г.:

Зачем животным хвоя?
Если у лошади — хромота...
Приучаем кота к туалету.
Уход за морской свинкой.
О содержании гусей.
Такие мысли...

* * * Не нужно додумывать слишком много. Так вы создаете проблемы, которых изначально не было. Фридрих Ницше.

* * * Жить так, как вы хотите, — это не эгоизм. Эгоизм — это когда другие должны думать и жить так, как вы хотите. Оскар Уайльд.

* * * Когда глаза устремлены в небо, в них отражается небо. Когда смотрят на болото — отражается болото. Наш выбор в том, куда глаза обратить. Д. Емец.

* * * Когда человек не знает, к какой пристани он держит путь, для него ни один ветер не будет попутным. Луций Анней Сенека.

* * * То, что Вы можете воспринимать спокойно, больше не управляет Вами. Конфуций.

* * * Давно уже отмечено умными людьми, что счастье — как здоровье: когда оно налицо, его не замечаешь. Но когда пройдут годы, — как вспоминаешь о счастье, о, как вспоминаешь! Михаил Булгаков.

* * * Реклама — средство заставить людей нуждаться в том, о чем они раньше не слыхали. Мартти Ларни.

* * * Жизнь любого занята завтрашним днем. Люди не живут, а собираются жить. Сенека (младший).

* * * Когда одна дверь счастья закрывается, открывается другая; но мы часто не замечаем ее, уставившись взглядом в закрытую дверь. Хелен Келлер.

ВОЙНА ГЛАЗАМИ РЕБЕНКА.
ВОСПОМИНАНИЯ РЕЛИНОЙ РАИСЫ ЗАЛМАНОВНЫ

Когда началась война, мне было 10 лет, и мы с мамой и братом жили в Брянске. Сама мама родилась в Беларуси, в местечке Шумячи. Потом по просьбе подруги переехала к ней в Брянск и стала там работать швеёй, а потом портной…

 

Мама с папой познакомились в Брянске. Он был очень трудолюбивый. Мы жили в своём доме, родители всегда разводили кур, уток и гусей. Это очень помогало, т.к. люди в то время жили не очень богато. Папа умер перед войной. Он работал на заводе. Был членом партии с 1924 года. Его объявили  «врагом народа». Судебное заседание было открытым и проходило в  драматическом театре. Папу посадили посреди сцены, сбоку разместились обвинители. Они зачитывали различные обвинения. Те, кто там были, рассказывали, что отец держался спокойно и опровергал все обвинения. Заседание суда  длилось несколько часов. В зале присутствовали не только случайные жители Брянска, но еще и  те, кто работал с папой. Все, кто знал его,  открыто защищали. Поэтому все обвинения с него сняли и не посадили в тюрьму. Но с этого времени у него стало сильно болеть сердце. Он умер в больнице от инфаркта в 1940 году. Мы остались втроем: мама, я и старший 13-летний брат Гриша.

 

Мама работала в ателье, была портной. Когда началась война,  она не хотела уезжать из Брянска, т.к. пожилые евреи (которые застали Первую  мировую войну) всем говорили: «Зачем уезжать. Мы помним, какими  немцы были в 1914 году. Они  никого не обижали. А Красная армия к августу немцев разобьет». Когда немцы вошли в Брянск, то расстреляли всех евреев, которые не уехали из города — от грудных младенцев до стариков. Рассказывали, что особенно зверствовали пришедшие с немцами финны и украинские полицейские. Горожане их боялись больше, чем немцев. Рассказывали, как  один полицейский шел по улице и увидел маленького русского мальчика. Он подозвал его к себе, бросил на землю монетку и сказал: «Подними». Когда мальчик нагнулся, чтобы поднять монетку, полицейский выстрелил ему в затылок.

 

Муж маминой сестры был русским офицером. Он сказал, что всем надо срочно уезжать из Брянска, немцы никого щадить не будут. Мама ему поверила и стала собираться в Сталинград. Оттуда пришло письмо от  тети Любы с приглашением пожить, пока война не закончится. Мама не хотела брать теплые вещи, считала, что к концу лета война обязательно закончится, и мы вернемся в Брянск. Но муж маминой сестры заставил собраться и еще взять с собой то, что можно будет обменять на продукты. Он запретил маме ехать в Сталинград, и наша семья была эвакуирована сначала в Ульяновск, а потом в Свердловск.

 

В это время мамин брат дядя Лева был отправлен в штрафбат. Он попал в облаву, когда вылавливали дезертиров. А у дяди была броня, как у ценного специалиста. В комендатуре во время  выяснения личности дядя Лева пошутил: «У немцев тотальная мобилизация, а у нас хватальная». Ему сразу сказали: «Позвони домой и попрощайся с родными». Дяде Леве не разрешили  зайти домой попрощаться с женой и детьми, сразу отправили на фронт в штрафбат. В  одном из боев он  был ранен и после этого реабилитирован. Всю войну прошел до конца и умер через много лет после войны.  Другой брат мамы был летчиком и погиб  в первый день войны, его самолет был сбит во время воздушного боя. Некоторые родственники и знакомые мамы имели броню, т.к. нужных для военной промышленности специалистов освобождали от фронта. Но они все ушли добровольцами, считая,  что когда на Родину напал враг,  в тылу сидеть стыдно. Они почти все погибли.

 

После войны тетя Люба  рассказывала, что когда немцы стали сильно бомбить Сталинград, она с другими людьми ушла из города. В пути провели несколько дней, еды не было. К ним присоединилась женщина с  грудным ребеночком. Ребеночек лежал на матрасике в детской ванночке, которая была поставлена на тележку. У женщины от голода не было молока. Малыш плакал, хотел кушать. А потом однажды замолчал, все решили, что заснул, а он умер. 

 

Мы выехали в эвакуацию на поезде  из Брянска летом, а в Ульяновск приехали зимой. В поезде, в котором мы ехали, люди были разных национальностей. Но всем было все равно, кто какого народа. Дружили и играли все вместе. Поезд шел медленно, всегда пропускал военные составы. Часто неделями стоял на пути, вдали от населенных пунктов. Еду варили на кострах. На каждой станции, где делали остановку, всем пассажирам давали кипяток и на каждый вагон, в зависимости от количества людей, обязательно приносили ведрами хлеб и кашу. Это спасало нас от голода. Иногда мама на станциях выменивала вещи на еду. Но все равно мы постоянно хотели есть. Когда поезд останавливался, то  мы находили и ели «заячью капусту», еще какие-то растения, сейчас не помню какие. Это немного притупляло чувство голода. Но в целом мы, дети, не понимали многого и нам нравились многодневные остановки. Особенно когда поезд стоял посреди леса, было интересно играть. В вагонах в основном находились женщины, дети, старики и инвалиды. Женщины редко ссорились, иногда поругаются из-за чего-то, поплачут и помирятся. Все старались друг другу по возможности  помочь, было общее горе. У  многих  мужья, братья или сыновья воевали на фронте. По дороге много стариков и  младенцев умерло. Почти на каждой остановке рыли могилки и хоронили.

 

Когда мы приехали в Ульяновск, то  мама с благодарностью вспоминала мужа сестры. Уже стояла зима, было очень холодно. Поезд встречали люди на  телегах и семьи из вагонов сразу развозили по заранее назначенным адресам. Каждую в отдельный дом или на квартиру. Нас отвезли за город в деревню, в частный дом. Хозяйкой была русская женщина. Увидев маму с двумя детьми, сказала, чтобы мы спокойно жили здесь до конца войны. Она оставила ключи от дома, и разрешила свободно пользоваться всеми вещами, кухонной утварью, постельным бельем и мебелью. А сама ушла жить к своей матери в соседний дом. Это была очень добрая и хорошая женщина. Мы здесь жили полтора года. А потом нас, как и многие эвакуированные семьи,  перевезли в Свердловск, где мама работала в швейной мастерской. Она была очень хорошей портнихой  и ей часто заказывали шить вещи на дому. Мама приходила с работы и шила ночами, больше свободного  времени не было. Поэтому она никогда не высыпалась и сильно уставала. Расплачивались с ней за пошитые вещи чаще всего не деньгами, они мало что стоили, а вещами или продуктами:  приносили немного молока или картошки, иногда еще что-то из еды. Когда закончилась война, сразу вернуться в Брянск не получилось. Поэтому пришлось  жить в Свердловске  несколько лет.  В это время в Свердловск приехал служить  маршал Жуков. Он стал командовать военным округом. Одежду он шил только у мамы, так как она считалась в городе одной из лучших  портних. Мы прожили в Свердловске  до 1950 года. Потом вернулись в Брянск.

 

Записал Петр ДАХАНОВ.

 

На снимке: Р. Релина в 17 лет.


Комментарии к статье


Имя:


Город:


Комментарий:

Внимание! Комментарий появится на сайте после прохождения модерации.


© Общество с ограниченной ответственностью "Газета "ВЕЧЕРНИЙ МОГИЛЕВ". УНП 700008922.
Юридический адрес: 212030, г. Могилев, ул. Первомайская, 89. Телефон 32-71-16.
Свидетельство о государственной регистрации № 800. Выдано Министерством информации Республики Беларусь 24.11.2009г.
Все права защищены. Использование информации допускается только со ссылкой на источник.

Создание сайта Yanina Protskaya