ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ
ДЕНЬ ЗА ДНЕМ
КУРСЫ ВАЛЮТ
"СЕЙЧАС СКАЖУ!"
РЕКОМЕНДУЕМ
ГАЗЕТА
ДЛЯ ДОМА, СЕМЬИ
И ЛИЧНО ДЛЯ ВАС

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 23 за 12 декабря, 2017 г.:

Как стать успешным?
Правда и мифы о простуде.
Как поститься ...зрением?
Правильное питание зимой.
Что делать на даче в декабре?
ПОЛЕЗНАЯ
ГАЗЕТА
О ЖИВОТНЫХ

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 12, декабрь, 2017 г.:

Влияние на клёв фаз луны.
Ферма на пороге зимы.
Сохраните кур в холода.
Зачем пчёлы собирают мёд?
Гороскоп-2018.
Такие мысли...

* * * Не нужно додумывать слишком много. Так вы создаете проблемы, которых изначально не было. Фридрих Ницше.

* * * Жить так, как вы хотите, — это не эгоизм. Эгоизм — это когда другие должны думать и жить так, как вы хотите. Оскар Уайльд.

* * * Когда глаза устремлены в небо, в них отражается небо. Когда смотрят на болото — отражается болото. Наш выбор в том, куда глаза обратить. Д. Емец.

* * * Когда человек не знает, к какой пристани он держит путь, для него ни один ветер не будет попутным. Луций Анней Сенека.

* * * То, что Вы можете воспринимать спокойно, больше не управляет Вами. Конфуций.

* * * Давно уже отмечено умными людьми, что счастье — как здоровье: когда оно налицо, его не замечаешь. Но когда пройдут годы, — как вспоминаешь о счастье, о, как вспоминаешь! Михаил Булгаков.

* * * Реклама — средство заставить людей нуждаться в том, о чем они раньше не слыхали. Мартти Ларни.

* * * Жизнь любого занята завтрашним днем. Люди не живут, а собираются жить. Сенека (младший).

* * * Когда одна дверь счастья закрывается, открывается другая; но мы часто не замечаем ее, уставившись взглядом в закрытую дверь. Хелен Келлер.

КОНФЕТЫ
ПОДРУГЕ

Аня, Галка и я дружили с детского садика и жили по соседству. Потом  ходили в один класс,  бегали вместе на танцы и делились не только секретами, но и нарядами. Судьбы сложились  у нас по-разному, но мы все равно дружили.Галка с детства очень любила конфеты, а мы под настроение ее дразнили ими. Показывали конфету и снова прятали в карман. Она обижалась, не разговаривала с нами, и мы просили прощения. Нам было смешно,  что у Галки  такая  зависимость от конфет.

 

Галка и Аня так и остались жить в нашем городе, а я переехала на родину  моего мужа. Встречаться стали редко, но перезванивались. Случилось так, что Галка умерла. Она как бы предчувствовала свою смерть, позвонила мне.  Мы с ней долго разговаривали. «Чаще надо встречаться, — сказала Галка, — не видим жизни за суетой, забываем друзей». Вспомнили наши походы, ночевки в палатках, как мы затемно шли два часа по лесу, чтобы встретить рассвет на берегу реки. И еще, как мы дразнили ее конфетами».

 

А через несколько дней позвонила Аня: «Нет больше Галки! Приезжай, завтра похороны». Новость ошеломила. Не верилось. Как это — «Нет Галки»? Нет ничего страшнее безвозвратности. Почему я сразу не поехала к ним  после ее звонка, чтобы встретиться, поговорить? Ведь я тогда, при разговоре,  почувствовала в ее голосе какую-то тоску, просто кромешную тоску.

 

Галку похоронили, а через месяц заболела Аня, которая с мужем и ребенком жила в одной квартире с родителями. Сначала занемог отец: непонятное отравление. Чем — было загадкой, а через несколько часов недомогание почувствовала и Аня. Ее рвало, и она носилась в туалетную комнату по очереди с отцом. Было около трех ночи, когда она услышала, как отец прошел мимо ее комнаты. Потом что-то тяжело упало. Может, отец упал? Аня подхватилась и грохнулась на пол.

 

Ее несла по длинному круглому тоннелю неведомая сила. Аня себя не чувствовала, тело стало легким-легким. Она точно знала, чувствовала —  она легче облака. Неземная нега заполнила ее полностью. Не  было ни боли в желудке, ни жуткой тошноты, ни разрывающей боли в висках.

 

В конце тоннеля стояла Галя, но Аню это не удивило. Здесь ничего не могло удивлять, здесь была нирвана.  Галя  улыбнулась и спросила: «Ты принесла  конфеты?».

 

Аня очнулась от того, что ее пытались привести в чувство. Ее тормошили  и хлопали по щекам, а когда она открыла глаза, то встретилась с тревожным взглядом отца.

 

Ей так не хотелось выходить из того сладостного легкого состояния.  Она в жизни никогда такого покоя и неги  не испытывала.  Ее снова тормошили, сунули под нос противный резкий нашатырный спирт. И она открыла глаза.

 

Через несколько дней она выздоровела, позвонила мне и рассказала, что видела Галку и та спрашивала о конфетах.  Ее видение и меня впечатлило, и я пошла в церковь поговорить со старушками и со священником. Одна старушка мне сказала: «Отнесите ей конфеты на могилку, это ее желание». Однако священник был категоричен: «На могилках ничего кроме цветов оставлять нельзя. Принесите конфеты в церковь, если хотите, и положите на стол, когда закажете панихиду». Мы посоветовались и решили: отнесем конфеты и в церковь, и на могилку.

 

Был конец декабря, зима стояла снежная, дороги замело. Галю похоронили на деревенском кладбище, и была вероятность, что мы не проедем до него на машине. «Ради такого случая по снегу дойдем», — сказала Аня. Отвезти нас согласился Анин муж. Мы купили конфеты и приехали в деревню уже после обеда. Дорога была заметена, пройти нужно было метров семьсот по глубокому снегу.

 

«Пошли», — твердо сказала Аня  и ступила  в снег. Я осторожно выбралась из машины и пошла за ней след в след. Снегу в тот год было много, и Аня проваливалась почти по колено. Время от времени мы цеплялись за снег и падали. Потом поднимали друг друга и шли дальше. Из-за этих падений  мы  были с ног до головы в снегу.  Мы стали  похожи на  неуклюжих снеговиков, и наш вид вызвал у нас неудержимый смех.   Так, смеясь и падая, мы дошли до ограды кладбища.  Зашли за ворота, и тут Аня возьми и обратись к усопшим: «Здравствуйте, уважаемые усопшие. Как почиваете?».

 

И вдруг снег перестал падать, и кладбище залило солнечным светом. Мы подошли к могилке Гали, положили конфеты. Я стояла молча, а Аня разговаривала с Галей, ее как прорвало. Рассказывала ей, как она видела ее в беспамятстве. Что мы по ней скучаем и любим ее. А потом Аня пожелала  Галке и всем, кто на этом кладбище,  почивать спокойно, и мы пошли обратно. Настроение было на высшем уровне, как будто мы снова все втроем встретились.

 

Мы вышли за ограду кладбища. Наши следы уже занесло, и мы в том же порядке и темпе двинулись к машине. «Чего вы такие веселые, — удивился  муж Ани. — Вы что? Бутылочку  там оприходовали?». Мы не стали объяснять причину нашего веселья, потому что сами не понимали, откуда оно на нас упало.

 

До сих пор не могу забыть той тишины на кладбище, в которой Аня разговаривала с усопшими. Казалось, что ее все слушают. Анин муж был удивлен, когда мы сказали, что распогодилось на время, когда мы зашли на кладбище, оказывается, снег не переставал идти. Он несколько раз выходил и сметал его со стекол машины, пока нас не было. Что это было? Я не знаю. Но мы  выполнили желание подруги.

 

Валентина БЫСТРИМОВИЧ. 


Комментарии к статье


Имя:


Город:


Комментарий:

Внимание! Комментарий появится на сайте после прохождения модерации.


© Общество с ограниченной ответственностью "Газета "ВЕЧЕРНИЙ МОГИЛЕВ". УНП 700008922.
Юридический адрес: 212030, г. Могилев, ул. Первомайская, 89. Телефон 32-71-16.
Свидетельство о государственной регистрации № 800. Выдано Министерством информации Республики Беларусь 24.11.2009г.
Все права защищены. Использование информации допускается только со ссылкой на источник.

Создание сайта Yanina Protskaya