ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ
ДЕНЬ ЗА ДНЕМ
КУРСЫ ВАЛЮТ
"СЕЙЧАС СКАЖУ!"
РЕКОМЕНДУЕМ
ГАЗЕТА
ДЛЯ ДОМА, СЕМЬИ
И ЛИЧНО ДЛЯ ВАС

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 15 за 8 августа, 2017 г.:

Если гормоны шалят...
Мама с папой разводятся.
Есть ли ангелы смерти?
Как пройти собеседование?
Планировка сада: теория.
ПОЛЕЗНАЯ
ГАЗЕТА
О ЖИВОТНЫХ

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 8, август, 2017 г.:

Питомцы и солнечный удар.
Как отбирать гусей на племя?
Чтобы куры хорошо неслись...
Выбираем щенка для ребенка.
Что натворил жадный хомяк?
Радости и гадости нашего городка
Зверьё моё

ЕЕ ДУШЕ ХОТЕЛОСЬ
МИНИ-ЮБКИ

В моем любимом  сервизе не хватает трех чашек. Первая разбилась за день до того, как Валера сделал предложение моей младшей дочери.  «К счастью! – сказала я. —  Быть свадьбе!», хотя они  встречались всего неделю. И свадьба через месяц состоялась. Так было и перед свадьбой старшей дочери. Чашка разбилась и засыпала стеклом пирог, который только что достали из духовки. Все расстроились, а я сказала: «Пирог не главное, главное –  в доме счастье. Быть свадьбе!».  Вскоре выдали замуж и старшую дочь.

 

Коллега Татьяна пришла поговорить насчет работы. Днем ранее, встретив ее в троллейбусе, я сказала, что у нас в отделе есть вакансия. Подавая Тане чай, я уронила чашку. Даже не знаю как, чашка будто сама выскочила из рук. «Зря  я пригласила Татьяну на работу, — резанула  мысль. — Принесет беду».

 

Сама  испугалась  этой  мысли и постаралась  переключиться на позитив. «Посуда бьется — жди удачи! Это к свадьбе. Кто-то из нас выйдет замуж?» —  я улыбнулась Татьяне. Мы обе были не замужем.

 

Татьяну я не видела лет пять.  Вечером  в салоне был тусклый свет. Люди отрешенно смотрели в темные окна.  Вдруг в шаге от себя я увидела  знакомое лицо: «Таня! Как ты?». Я спросила и поежилась от пришибленного вида бывшей фаворитки директора треста. 

 

Я помнила, как она  носилась в кабинет руководителя с папкой в руках по нескольку раз в день, стуча каблучками. Ее мини-юбка и начесанный чуб бесили женскую половину коллектива.  Я тогда не понимала, за что ее так не любят. Ну форсит Танька, ну угощает кофе каждого мужика, заглянувшего в кабинет, ну  давняя знакомая директора. Так что?  Пусть себе форсит, если получает от этого удовольствие. Это не запрещено.

 

Наши женщины умели дружить против кого-то,  особенно если позавидуют. Таня была  стильной, претендовала на роль первой леди. Похоже, некоторые тоже на это претендовали, но доступа не имели, оттого и шипели, встречая ее в коридоре: «Зазвездила  пстрикалка!».

 

Думаю, Тане не просто это давалось, похоже, все деньги уходили на одежду. А сколько она тратила времени по утрам, когда другие еще спали! Тонкие и редкие волосы  приходилось мыть и начесывать перед работой ежедневно. В копеечку влетал дорогой салон.  А духи…  Духи особенно бесили женщин: «Сплошной шанель».

 

Я не переношу,  когда все против одного, и в противовес  мнению  женщин стала забегать к Тане на кофе, чтобы поддержать.  Ведь везучей ее не назовешь. Замуж вышла в двадцать восемь и прожила в браке всего пять лет. Бил ее муж  по-черному. А потом развод, и практически вся жизнь в активном поиске партнера. Стремясь быть любимой, а может, от безнадежности, она не  упускала  случая. Стоило мужчине с ней заговорить, и…  отвязаться было трудно.  Но разве можно осуждать стремление быть счастливой? Каждой этого хочется. Таня не только хотела быть такой, но и старалась. 

 

Так вот в троллейбусе  я встретила уже не ту Таню, а поникшую женщину с потухшим взглядом.  Она не сразу меня узнала. «Ты где работаешь?» — спросила я. «Нигде, — ответила она. — Последний год работала на месте декретницы.  Знаешь, как жить на наших пенсиях?».  Я знала.  Тане уже  стукнуло шестьдесят, устроиться на работу  в таком возрасте проблемно.  Я пообещала помочь с трудоустройством. И вот Таня у меня за столом, мы говорим о женской доле, одиночестве  и малой пенсии. Когда Таня ушла,  мне снова пришло в голову: «Неспроста первой пришла мысль, что зря я пригласила ее на работу».  Тане  отказали. Нет бы вздохнуть с облегчением. Но я пообещала помочь и уговорила  руководство принять ее на работу. Она недалеко от меня жила, и мы стали ходить на работу пешком, общаться.  «Так хочется любви,  — печалилась Таня. — Хочется летать, быть звездой». Я понимала, кому не хочется любви?  Мы стали подругами, я вводила ее в курс тонкостей работы. 

 

Таня потихоньку отогревалась. Стала ходить в  туфлях на шпильке и снова натянула мини-юбку. Техник Оля первая на это среагировала: «Она же одного года с моей бабушкой, а  напялила такую юбку, — шепнула  мне. — Поговорите с ней. У нее же кривые ноги!». Я пояснила Оле, что стареет тело, а не душа. И если душе хочется, чтобы на теле была мини-юбка, то в этом ничего плохого нет. И вот уже в нашем кабинете Таня  угощает заглянувших на огонек  мужчин чашечкой кофе.  Оля снова шепчет: «Она неприлично себя ведет, поговорите с ней. Вас она боготворит и послушает.  А то мне за нее стыдно».

 

Я проверяла Танину работу, молча  исправляла ошибки. В какой-то момент Таня почувствовала себя уверенно, и ей стало претить,  что ее поправляют.  Она закусила удила и стала искать у меня ошибки. Очень радовалась, если находила пропущенную запятую. «У тебя ошибка!» — восклицала она так, что было слышно даже  в коридоре.

 

Оля ошарашенно смотрела на меня. Я ей моргнула: «Пусть самоутверждается, ей это надо». Таню я перестала проверять, и она из-за своей самонадеянности сделала серьезную ошибку при работе с подрядчиком. Спохватилась, когда поезд  ушел.  «Что делать?» — бросилась она ко мне.

 

«Не паниковать», — сказала я и села оформлять письмо  подрядчику о возврате излишне перечисленной суммы. Таня не решилась зайти к директору и объяснить ситуацию. Пришлось идти мне.

 

К сожалению, у подрядчика с директором были общие дела. Закрутились разборки.  Были выявлены липовые  документы,  предоставленные тем же подрядчиком и т.д.  Директор  открыто поддерживал подрядчика. На Таню стали наезжать.  Мы всем отделом стали на ее защиту.

 

Директор отступил, начались суды. Директор вроде и  дал команду выиграть суд, а вместе с тем всячески этому препятствовал. Мы это видели,  но надо было защищать коллегу, ведь на ее месте мог оказаться любой из нас. Бороться с начальством, что плевать против ветра. И начались гонения  на  отдел.

 

Я представляла нашу организацию в судах и работала с адвокатом. Одни суды закончились, начались другие. Уже подрядчик подал в суд, что его обидели, хотя был не прав. Но имея в лице нашего директора поддержку, надеялся урвать значительную сумму.  Ситуация была странной, директора двух организаций судились и в то же время дружили. Адвокат отказывался вести дело. «Больше никогда не свяжусь с бюджетной организацией, — говорил он, — идут противоречивые указания. Вы сами понимаете, я буду делать то, что сказал директор. Он платит». Подошло время окончания моего контракта. Отдел уже  убирали открыто. К нашему удивлению, Таня стала вхожа в кабинет директора. Ей повысили  оклад, поручили лично заниматься судами  и дали большую премию. Как и прежде в тресте,  ежедневно бегала она к директору с папкой и в мини-юбке. Запах  «сплошной шанель» заполнял коридор, приемную и кабинеты. С сотрудниками она стала разговаривать свысока, ведь  она приближенная руководителя.

 

Потерялась моя доверенность на представление нашей организации в судах. И первая мысль словно кольнула: «Больше в суды не ходить, значит, уволят». «Возьму еще одну доверенность.  Эту, наверное, отдали вместе с документами», — успокаивала я себя. Но мысль, скользнувшая  в первое мгновение, не уходила: «Это знак!».  И мне  действительно  принесли уведомление, что контракт не продлевается.

 

Весь отдел просил директора, чтобы меня оставили. Таня тоже переживала, говорила: «Сходи к директору сама, попроси». Но  просить  смысла  не было, я стала неудобным человеком. Директор — царь  и бог на предприятии, как решил, так и сделает. Таня клялась и божилась, что уйдет вместе со мной.  «Я не смогу без тебя работать», —  говорила она. «Работай, пока есть возможность», — я прекрасно понимала, что никуда она не уйдет. На другую работу в 63 года вряд ли возьмут.

 

Потом она стала говорить, что уйдет через два месяца, когда закончатся суды.  Меня провожали со слезами, Таня тоже плакала.  А через несколько дней ее позвал к себе директор. Она просидела у него  около часа, и все изменилось.

 

Тане поручили представлять предприятие в судах,  и наша организация вдруг стала их проигрывать,  исчезли  куда-то  доказательные документы. А потом случилось невероятное. Таня стала лить грязь на тех, кто из-за нее был подвергнут гонениям. Я не раз вспоминала разбитую чашку: «Нужно было прислушаться к первой мысли. Не всегда приметы верны. Вот разбилась чашка, а я не замуж, а с работы «вышла». Однако через полтора месяца после увольнения я вышла замуж. Коллеги звонили мне, поддерживали. Узнав об изменении в моей личной жизни, радовались, поздравляли. Только Таня озлобилась. Она стала всем говорить, что знать меня не хочет  и  видеть тоже. И что лучше бы ее уволили. Она не хочет больше здесь работать. Оля спросила с ехидцей: «Так почему  работаете?  Вы же пенсионерка, сегодня написали заявление, а завтра не выходите». За этот вопрос Таня стала ненавидеть Ольгу. Но замолчала.

 

Очень скоро не продлили контракт Оле и другим сотрудникам.  «Вам тоже не продлят, скорее всего, — сказала ей Оля. — Директор убрал тех, кто осмелился перечить». Таня с ухмылкой на нее взглянула: «На меня не равняйся, я здесь буду долго работать».

 

В это просто не верилось. Таня, ранее стоявшая так рьяно за справедливость, направила свою энергию против нее. Ее «шанель» заполнил пространство кабинета, в котором кроме Тани никого не было. Новых людей еще не набрали. Все-таки верной была первая мысль, не надо было приглашать Таню к нам. Пророческими оказались первые мысли и  знаки.  Но будем считать: все, что делается — к лучшему.

 

Валентина Быстримович. 


Комментарии к статье

Наталья (Могилев)

05.11.2016 20:26

Вот такие пенсионерки сейчас и занимают места молодых людей,которым еще детей растить надо! На пенсию всех пенсионеров и дать работу \"тунеядцам\"!

Имя:


Город:


Комментарий:

Внимание! Комментарий появится на сайте после прохождения модерации.


© Общество с ограниченной ответственностью "Газета "ВЕЧЕРНИЙ МОГИЛЕВ". УНП 700008922.
Юридический адрес: 212030, г. Могилев, ул. Первомайская, 89. Телефон 32-71-16.
Свидетельство о государственной регистрации № 800. Выдано Министерством информации Республики Беларусь 24.11.2009г.
Все права защищены. Использование информации допускается только со ссылкой на источник.

Создание сайта Yanina Protskaya