ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ
ДЕНЬ ЗА ДНЕМ
КУРСЫ ВАЛЮТ
"СЕЙЧАС СКАЖУ!"
РЕКОМЕНДУЕМ
ГАЗЕТА
ДЛЯ ДОМА, СЕМЬИ
И ЛИЧНО ДЛЯ ВАС

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 23 за 12 декабря, 2017 г.:

Как стать успешным?
Правда и мифы о простуде.
Как поститься ...зрением?
Правильное питание зимой.
Что делать на даче в декабре?
ПОЛЕЗНАЯ
ГАЗЕТА
О ЖИВОТНЫХ

ЧИТАЙТЕ
в свежем выпуске
№ 12, декабрь, 2017 г.:

Влияние на клёв фаз луны.
Ферма на пороге зимы.
Сохраните кур в холода.
Зачем пчёлы собирают мёд?
Гороскоп-2018.
Такие мысли...

* * * Не нужно додумывать слишком много. Так вы создаете проблемы, которых изначально не было. Фридрих Ницше.

* * * Жить так, как вы хотите, — это не эгоизм. Эгоизм — это когда другие должны думать и жить так, как вы хотите. Оскар Уайльд.

* * * Когда глаза устремлены в небо, в них отражается небо. Когда смотрят на болото — отражается болото. Наш выбор в том, куда глаза обратить. Д. Емец.

* * * Когда человек не знает, к какой пристани он держит путь, для него ни один ветер не будет попутным. Луций Анней Сенека.

* * * То, что Вы можете воспринимать спокойно, больше не управляет Вами. Конфуций.

* * * Давно уже отмечено умными людьми, что счастье — как здоровье: когда оно налицо, его не замечаешь. Но когда пройдут годы, — как вспоминаешь о счастье, о, как вспоминаешь! Михаил Булгаков.

* * * Реклама — средство заставить людей нуждаться в том, о чем они раньше не слыхали. Мартти Ларни.

* * * Жизнь любого занята завтрашним днем. Люди не живут, а собираются жить. Сенека (младший).

* * * Когда одна дверь счастья закрывается, открывается другая; но мы часто не замечаем ее, уставившись взглядом в закрытую дверь. Хелен Келлер.

ЛЮБЛЮ И НЕ ЛЮБЛЮ
СВОЕГО РОДНОГО ОТЦА

 

Я всегда ощущала недостаток отцовской любви. Сначала мы жили все втроем: мама, папа и я. Потом начались трудные девяностые, папа лишился работы. Родители стали часто ссориться. Безусловно, мама была в чем-то права. Отец не стремился найти высокооплачиваемую работу, в принципе, был вялым. Тогда как мама вкалывала, будто папа Карло. Все чаще в те времена папа стал выпивать.

 

Сказать, что мы были близки с ним, нельзя. Однако его неторопливость, спокойствие, некое равнодушие к жизни были как бы надежной гаванью, укрывавшей меня, тогда еще подростка, от кипучей маминой энергии, ее истерик и  эмоциональных взрывов. Так вот, родители мои развелись. Отец ушел жить к своей маме,  моей бабушке. Потом он вроде бы с кем-то сошелся, я точно не знаю, ведь в те времена мы редко встречались. По-моему, он еще глубже погрузился в свою депрессию, и этот развод только подлил масла в огонь. Он слышать не мог даже голос моей мамы, соответственно со мною тоже не жаждал встречаться. Тем более, что я была в сложном возрасте: некрасивая и грубоватая, ежистая,  жалела мать, а она, уставшая, обиженная, еще и настраивала меня против отца. Учитывая, что доверительных бесед мы с отцом (как в фильмах показывают) не вели никогда, фундамента, на котором мы бы построили свои новые отношения на фоне развода, не существовало и выстроить его было практически невозможно.

 

Позиция моей бабушки по отцу вообще была удивительной. Она стала исключительно на его сторону и перестала общаться не только с мамой, которую не переваривала, но и со мной.

 

Я выросла. Поступила в питерский вуз и бывала здесь, в Могилеве, наездами. Каюсь, не только отец мной практически не интересовался (алименты, кстати, он платил исправно; впрочем, были они мизерные, так как много зарабатывать папа и в лучшие времена не стремился). Я тоже привыкла обходиться без него, не полагаться на его помощь и советы. Жила своей жизнью, звонила только маме, которая в годы моего студенчества отдавала мне почти все свои деньги. И она, и я тогда жили чуть ли не впроголодь.

 

И вот мне уже достаточно много лет, я живу в Минске. Мама здесь, в Могилеве, на своей ул. Калужской.  Отец тоже. Впервые за много лет мне позвонил. Сказал, что лежит в больнице и чувствует, что скоро умрет. Что хотел бы встретиться. Что мечтал подарить мне свой фотоаппарат, на память. Отцу уже под семьдесят….

 

В больницу я шла с двойственными чувствами. Пришла, вынула из сумки емкости с апельсинами и бульоном, посидели, поговорили на общие темы. Сижу я, значит, на стульчике и прислушиваюсь к себе, к своим ощущениям. Я взрослый человек, ни на что не обижаюсь, отца ни в чем не виню. Мне уже не больно, что многие замечательные радостные и важные события моей жизни я могла разделить только с мамой. Я прекрасно понимаю, что жизнь — штука сложная и ее не запихнуть в готовую формулу. Но вот что страшно. Я всматриваюсь в худое, с запавшими глазами лицо этого немолодого человека, и внутри у меня ничего не переворачивалось. Мне было просто жалко отца, как любого обычного человека, который находится  в больнице. Я скорее разумом, чем сердцем, сочувствовала ему. Тайно я думала, что если бы он по «скорой» не попал в больницу, вероятно, вообще мне не позвонил бы. Но, может быть, я просто не умею безоговорочно любить? Кто-то из великих сравнивал любовь с чувством еще более суровым и жестоким, нежели голод. Видимо, я не умею испытывать этих сверхэмоций… Так трудно все это выразить.

 

… А муж мой сказал, что это моя психика таким образом защищается. Мол, я не хочу даже в мыслях брать на себя заботу о старом больном отце, а потому тестирую себя на наличие родственных чувств и эмоций. А любить близкого родного человека надо без раздумий. Прав ли он? Не знаю…

 

Светлана.



Комментарии к статье

Валентина (минск)

28.03.2016 21:58

Муж , я думаю, прав.

Имя:


Город:


Комментарий:

Внимание! Комментарий появится на сайте после прохождения модерации.


© Общество с ограниченной ответственностью "Газета "ВЕЧЕРНИЙ МОГИЛЕВ". УНП 700008922.
Юридический адрес: 212030, г. Могилев, ул. Первомайская, 89. Телефон 32-71-16.
Свидетельство о государственной регистрации № 800. Выдано Министерством информации Республики Беларусь 24.11.2009г.
Все права защищены. Использование информации допускается только со ссылкой на источник.

Создание сайта Yanina Protskaya